- Спасибо, Максим!

- Не за что, Антон!

<center>***</center>

Заложив руки за спину, Антон нервным шагом ходил по коридору мимо закрытых наглухо дверей аудитории.

Пять шагов в одну сторону и пять шагов в другую. Пять в одну, пять в другую.

В его кармане завибрировал телефон. Антон дернулся, выхватил зудящий брикет и приложил к уху.

- Да? – нервным шепотом рявкнул он.

- Как у него дела? – спокойно поинтересовался Дальский.

- Еще не вышел! – прошептал Антон.

- Если он выйдет без отметки о сдаче диплома, пусть первым же рейсом покидает город. Иначе я найду его и…

- Что? – ревнивым шепотом рявкнул Антон.

- М-м-м! Дай подумать! – в голосе Дальского появилось несвойственное ему ехидство. – Изнасилую его? М-м?.. Отдам на потеху роте солдат? Нет?.. Кулак ему в жопу пропихну?.. А нет! Этим мы уже как-то баловались!..

- Блядь! – не сдержавшись, рявкнул во всю силу легких стремительно приходящий в ярость Антон и заметался по коридору.

Пять шагов в одну сторону и пять шагов в другую. Пять в одну, пять в другую.

- Нет, – тут же холодно закончил Дальский. – Я просто лишу его зарплаты и бонусов. И Максим меня в этом поддержит. Так ему и передашь. Это наказание для него будет похуже роты солдат. Всего хорошего.

Он отключился. И Антон с ненавистью уставился на замолчавшую трубку.

Тут дверь аудитории приоткрылась, и в коридор выскользнул раскрасневшийся, слегка взвинченный Крайт. Увидел такого же красного, но уже от злости Антона и, кинувшись к нему, повис на шее.

- Я защитился! Защитился! - заорал он, не сдерживая больше своей радости.

- Слава богу! – пробормотал резко оглохший на одно ухо Антон, крепко прижимая его к себе. И угрозы Дальского были тут же благополучно забыты.

<center>***</center>

Дальский, довольно скалясь, спокойно положил телефон в карман.

- Я тебя прямо не узнаю! Где моя старая знакомая ледяная глыба? Кто ее подменил? – пробормотал Максим, с изумлением наблюдая за его лицом.

- Ты был прав! – пожал плечами Дальский. – Дразнить их - действительно знатное развлечение.

- А я тебе о чем! – расплылся в понимающей улыбке Максим.

Они поулыбались друг другу с минуту, но потом лицо Максима помрачнело.

- Итак, что мы имеем! – подвел он итог, кисло глядя в опустевший бокал. - С того вечера, когда Крайт таки заполучил в свои ловкие лапки Змеелова, прошла неделя.

- И что же мы имеем? – Дальский с интересом посмотрел на конкурента.

- А имеем мы вот что, - продолжит тот свою чуть не потерявшуюся мысль. – Я потерял самого талантливого саба за всю историю «Клуба», а значит, потерял и львиную долю прибыли от Алого зала. Ты потерял проверенного постоянного любовника.

- Ты тоже потерял потенциального любовника, так что тут один-один, – парировал Дальский.

- Ты к змейке сильно привязался, признай это, наконец!– усмехнулся Максим.

- Возможно! – не стал отрицать Дальский. – Он был одним из моих самых лучших любовников.

- Видишь! – обвиняющее ткнул в него пальцем Максим. - А я Змеелова даже за член не подержал ни разу. Мои потери больше!.. Так, пошли дальше… А это, собственно, и все. Змеелов обещал вернуть нашу звезду на Арену, но не более того. Так что хотя бы с их боев мы копейку поимеем. А вообще, что-то не нравится мне такое пари, одни убытки с него.

Дальский философски пожал плечами.

- Я тебе говорил! – проронил он. - Получилось ни тебе, ни мне!

- Нихрена! – возмутился Максим. - Ты со временем другого любовника найдешь, который будет твои завихрения терпеть, а я потерял ценный высококвалифицированный кадр. Тони его учил-учил, я учил-учил, а теперь все это одному Антошке задарма достанется. Слава богу, что он Крайту хотя бы драться не запрещает. Ай-й! - отмахнулся он. – Ты же сам видел, как они теперь эффективно в паре выступают. Короче, где я еще такого саба найду?

- М-да-а, тоска! – согласился Дальский.

- И чтоб ты понимал, я теперь вынужден по вечерам выключать камеры в тренажерном зале, чтоб не расстраиваться лишний раз, – пожаловался Максим. - Они там порются после каждого выступления на Арене, а потом идут в душевую и порются уже там. Это же невыносимо! А Крайт, сука, к тому же знает, где стоят камеры, и язык свой наглый да фигуры из трех пальцев мне показывает в процессе!

Дальский тихо хрюкнул.

- Что смешного? – возмутился Максим.

Егор не выдержал его обиженного тона и заливисто заржал уже в полный голос.