Изменить стиль страницы

— А что случилось с тобой?

— Пришлось пройтись через лес полный убийц, выстроившимися в очередь, чтобы убить Син.

К ним подошла Тэйла. Ее волосы цвета красного вина были затянуты в хвост. Она была одета для битвы: в красные кожаные штаны, куртку и спрятанным по всему телу оружием.

— Все твои братья уже в пути.

Призрак вздохнул с облегчением. Он ожидал прихода Фантома и Лора, но на счет Тени сомневался. Брат не хотел оставлять Руну и детей.

— Фантом оставил Серену и Стью с Руной и Кинан тоже останется в пещере с ними.

Хорошо. Никто не пройдет мимо Кинана. Призрак взглянул на часы. Джем была на смене в больнице, так что о ней не стоило беспокоится, а Идесс почти что жила в больнице из-за большого количества душ, нуждающихся в сопровождении из больницы к свету. Для нее это тоже было самое безопасное место, учитывая, что сейчас она по существу простой человек, а убийцы применили новую тактику, пытаясь достать Син через членов семьи.

Последние раны Кона зажили, и они Призраком двинулись вперед. Они встретились с братьями возле Хэррогейта, когда зазвонил телефон Призрака. Джем.

Призрак ответил на звонок.

— Давай, только быстро.

— Теперь болезнь поражает и рожденных варгов тоже, — выпалила Джем.

Все в груди у Призрака сжалось так, что он едва мог говорить.

— Что случилось?

— Это Бастиен. — Ее голос звучал натянуто. — Похоже болезнь прогрессирует быстрее чем первоначальный штамм. Риз… он не выживет.

Святые угодники!

— Я буду там так скоро, как только смогу.

Не успел Призрак ступить в Хэррогейт, как прозвучал еще один телефонный звонок, и он ответил.

— Это Эрик. У нас проблемы.

— Спасибо, мистер очевидность. Моя больница переполнена жертвами конфликта между варгами. Мне нужно идти…

— Я не об этом. ЛС… теперь поражает и рожденных варгов.

Призрак ударил рукой по светящемуся участку на черном камне, что выполнял функцию удержания дверей Хэррогейта, которые закрывшись прервали бы телефонный сигнал.

— Черт бы меня побрал, я знаю.

— Уверен, что не все. — Эрик сделал глубокий вдох. — Наши специалисты ошеломлены. Рожденные варги имеют много общих генов с волками-оборотнями. Волки-оборотни имеют много схожих генетических кодов с леопардами и другими оборотнями. И как ты знаешь все оборотни имеют ту или иную связь с иными существами, умеющими обращаться.

У Призрака кровь застыла в жилах.

— Ты думаешь, что ЛС может перекинуться и на другие виды?

— Да. И когда это случиться, ничто ее не остановит от перехода на людей.

Или к другим существам на планете.

Включая Семинусов.

* * *

Кто-то переехал Кару грузовиком, пока она спала. Скорей всего все так и произошло, потому что она проснулась на диване Люка, чувствуя себя, ну… как будто ее переехали грузовиком.

Она последовала за Люком наверх и игнорировала его топтание вокруг нее в то время как принимала душ и одевалась в пару его штанов и зеленую фланелевую рубашку, в обоих вещах она буквально тонула. Он подал ей миску тушеного мяса и смотрел как она ела…, а потом с широко раскрытыми глазами наблюдал как она тут же все вырвала.

Утреннее недомогание было весьма необычно. С тех пор как она узнала, что беременна, у нее было несколько приступов тошноты, но она была в порядке… до сих пор. Кара бы списала все это на нервы, за исключением того, что теперь она так страдала, что смерть выглядела весьма привлекательно.

— Кара? — Глубокий, странно успокаивающий голос Люка послышался возле ее уха. — Ты стонала во сне… черт возьми, да ты горячая!

— Не горячая, — пробормотала она. — Холодно. Нужно одеяло.

Она услышала шуршание и почувствовала, как он накрыл ее одеялом и приподняв голову, подложил подушку.

— Эй, у меня есть Тайленол[8]. Ты должна его принять.

Ее желудок скрутило. И потом она закашлялась… да так сильно, что даже ребра заболели.

— Люк… у меня что инфекция? От огнестрела?

— Да вроде не должно быть. Рана затянулась во время твоего обращения. — Он нахмурился и приподнял ее веки. — Твои зрачки расширены. — Он присел рядом с диваном и стянул одеяло с ее груди. — Я собираюсь осмотреть тебя.

Кара почувствовала как он начал расстегивать ее рубашку и не смотря на испытываемую боль, все же улыбнулась.

— Любой повод, чтобы только меня облапать?

— Мне не нужен повод. Ты доступна.

— Ты… — Ее глаза распахнулись, но затем она увидела мимолетную улыбку, приподнявшую уголки его губ, она знала, что он подразнивает ее. Что было странно, потому что она не воспринимала его как игривого человека. — Ты должен чаще улыбаться.

— Не могу. — Он хмыкнул, распахивая ее рубашку и обнажая грудь. — Мое лицо может замерзнуть в таком состоянии.

Она засмеялась, но тут же вскрикнула от боли, скрутившей живот.

— Дерьмо. — Люк резко убрал от нее руки. — Я причинил тебе боль?

— Нет, — прохрипела она. — Больно смеяться.

Его взгляд прошелся по ней с интенсивностью рентгеновского аппарата, и она внезапно почувствовала, как будто он мог видеть сквозь нее.

— Я сожалею. Обо всем.

О ребенке… вот что он имел в виду.

— Не стоит. — Она сглотнула и скривилась от внезапной боли. — Секс был великолепен. Ты был моим вторым, но это было… классно. — Она еще раз сглотнула и снова скривилась от боли. — А ребенок — самое лучшее и нормальное, что произошло со мной за последние годы.

Люк отвел взгляд так, что было не возможно сказать, о чем он думает, когда закончил расстегивать ее рубашку. Он распахнул отвороты, открывая взору странные синяки вокруг ее пупка…, и краска сошла с его лица.

— Что? — прошептала она. — В чем дело?

— ЛС. Боже мой, я думаю у тебя вирус.

Глава 16

Обильная кровопотеря. Повреждение легкого. Пневмоторакс.

Сквозь туман боли, до Син доносились странные голоса и слова. Она думала, что слышала Кона и может быть Тень. Или Призрака? Внезапно острая боль пронзила все ее тело, и она закричала. И кричала. Пока темнота не поглотила её.

Проснуться заняло много времени. За исключением шума в ушах и тупой боли в горле, казалось, как будто она застряла в состоянии небытия на целую вечность.

Постепенно Син стала осознавать, что чувствует боль, жажду и что лежит на кровати. Открыв глаза, она моргнула.

Она находилась в спальне Ривесты. Окруженная ее братьями. Всеми ими. И Тэйлой. И Коном.

— Что… произошло? — произнесла она осипшим, истощенным голосом. И он стал звучать еще хуже, когда Кон присел на кровать и взял ее за руку.

Его пальцы скользнули по ее запястью, как будто проверяя пульс, но в отличие от прошлого раза в его прикосновении было больше нежности чем профессионализма.

— Почему вы все здесь?

— Один из убийц Бальтазара поразил тебя экзоматглером, — пояснил Лор. — Он мертв.

— Мертвее мертвого, — фыркнул Фантом и дал «пять» Лору. — Мертвее не бывает.

Син могла себе представить. И Боже, воображение её развлекало. Бальтазар был по-настоящему первоклассным засранцем, и его убийцы не лучше. Наверно он до сих пор злился, что Син не приняла его предложение трахнуть ее в обмен на имена мастеров убийц, кто дал свою цену за большой контракт на вервульфов.

Она потерла грудь, где помнила, как что-то врезалось в нее с силой пушечного ядра. Сейчас кроме лёгкой болезненности, которую она испытала, Син никогда не узнает, что ее грудь была пробита почти что насквозь.

Но… подождите… болезненность?… было что-то более глубокое, она резко вздохнула. Это было ощущение потери большого количества убийц. К сожалению, она не узнает кого, пока не вернется в логово или пока не поговорит с кем-то кто знает.

Прямо сейчас это не имело никакого значения. Хорошей вещью было уже то, что теперь меньшее количество людей пыталось ее убить.

Она отбросила мысли об убийцах в сторону и стала переводить взгляд с одного брата на другого.