Изменить стиль страницы

— И?

— Отец не знал кто меня укусил. Он провел исследование, но тем временем я уже обернулась в Новолуние. Я была в ужасе. Очнулась в Испании, не имея представления, как там очутилась. Со мной была эта женщина… Она тоже оказалась варгом Новолуния. Незнакомка объяснила мне что происходит… Сразу после этого я стала ощущать странное чувство внутри себя. Я могла чувствовать десятки таких же существ как я. Женщина отвела меня к кому-то, кто поставил на мне метку рожденного варга, так что любой, кто почувствует во мне оборотня, никогда не заподозрит, что я была обращена. Она сказала, что мы должны оставаться в тени и хранить тайну, потому что не можем позволить Эгиде узнать о нас, а обычные оборотни будут охотиться за нами.

Голос Люка стал более низким, а глаза засверкали.

— Это потому что варгов Новолуния вывели, чтобы убивать нас.

— Первых, да, — согласилась она с раздражением в голосе.

— Так ты хочешь сказать, что никто из вас не старается убить нас?

— О, мы хотим убивать вас. Это наш инстинкт. — Кара вздохнула. — Вот что отличает нас от обычных оборотней. Вы оборачиваетесь и хотите охотиться… охотиться за всем что движется. Мы же хотим охотиться только за другими варгами, а это значит, что обычно мы не нападаем на людей, что позволяет оставаться в тени. И редко встречающимися. Наша численность быстро сокращается.

Злая улыбка приподняла уголок рта Люка.

— Тогда может вы должны начать кусать людей, чтобы увеличить вашу численность?

Она поморщилась.

— Я бы никогда не заставила кого-то пройти через подобное. — Люк отвернулся, и что-то промелькнула в его глазах, когда он уставился в пол. У Кары зародилось подозрение. — Ты когда-нибудь превращал кого-то в оборотня?

— Не намеренно, — пробормотал он.

Так обычно и бывало.

— Ты когда-нибудь предъявлял на кого-нибудь Право первенства?

Согласно законам варгов, право первенства предоставляло право варгу, обратившему другого, в течении первого года или сделать новообращенного своей парой или убить без каких-либо последствий.

Конечно же к слову «пара» больше подошло бы описание «сексуальная рабыня», когда это происходило на основании закона Права первенства. Она слышала о женщинах, которых делали своими парами согласно пункту о Праве первенства. Их держали в кандалах, пока у них не наступал брачный период, и они беременели, вот так и образовывалась настоящая, постоянная связь.

— Неа. Она охотилась за мной, чтобы убить, но сама уже была связана с моим боссом, Тенью.

— Твоим боссом? Должно быть это было очень неловко.

Он пожал плечами и провел костяшками пальцев по ее обнаженной голени. От его прикосновения ее кожу стало покалывать.

— Твоя пара тоже был варгом Новолуния?

Сердце ее бешено заколотилось, а во рту пересохло как в пустыне Сахара, и на этот раз, она потянула на себя одеяло потому что ей нужен был щит, своего рода барьер, даже если и выдуманный, между ней и сидящим напротив мужчиной.

— Кара?

Она репетировала этот момент, выдумала историю про свою пару: как они познакомились и как он погиб, но сейчас в голове у нее было пусто, сердце готово было выпрыгнуть из груди и единственное, что она смогла, так это ляпнуть:

— У меня не было пары.

Люк замер. Казалось, что даже воздух вокруг него застыл.

— Так… что никакого брачного сезона?

Она практически могла видеть, как вращаются колесики у него в голове. Если она смогла забеременеть не вовремя брачного периода, значит она могла беременеть в любое время. А это значило….

Он бросился к ней и сильно схватил за плечи, его глаза бешено сверкали.

— Кто отец ребенка, Кар? — В горле у нее встал комок, не позволяя вымолвить ни слова, и Люк слегка встряхнул ее. — Кто?

— Ты, — наконец прошептала она. — Этот ребенок твой.

* * *

«Этот ребенок твой».

Боже правый! Люк шлепнулся на задницу, едва не свалившись с края тюфяка. Твою мать! Всю жизнь он был так осторожен, всегда выбирал партнерш для постели, у которых в тот момент не было овуляции.

И если его партнерши относились к видам не имеющих брачных периодов, он все равно мог чувствовать, когда женщина готова к оплодотворению. Но по какой-то причине он не почувствовал, что Кар была способна зачать, когда они пол часа трахались как животные.

— Как? — спросил Люк хриплым голосом. — Я должен был почувствовать твою овуляцию.

— Мои месячные прекратились, когда меня обратили. Я думала, что бесплодна. Это продолжалось до тех пор, пока я не забеременела, мои друзья варги Новолуния сказали, что овуляция и беременность происходят случайно.

— Случайно! — совсем невесело засмеялся Люк. — Это просто прекрасно!

— Да пошел ты! — Кара вскочила на ноги и схватила одеяло, чтобы обернуть вокруг своего тела. — Это произошло не нарочно.

Нет, конечно не нарочно. И он знал, что ведет себя как засранец, но Кара огорошила его такой новостью и если честно, он никогда не был ни кем иным как засранцем.

Он поднялся, и она отшатнулась от него, словно боялась, что он ее ударит и Люк понял, как безумно он должно быть выглядит. Мужчина медленно изменил выражение лица и сконцентрировался на том, чтобы его голос звучал спокойно.

— Причина, по которой ты действительно находишься здесь это ребенок? И не имеет никакого отношения к эпидемии?

— Нет, я здесь из-за ЛС. Я боюсь за своего ребенка, а ты работаешь в Подземной больнице. — Она сделала глубокий вдох, и он заметил, что она выглядит бледнее, чем должна. — А после того, как обо мне узнали в Эгиде, мне нужна была помощь, и ты моя последняя надежда.

Он взглянул на нее прищурив глаза.

— Вот почему ты не напала на меня когда обратилась? — Сперва он подумал, что ее поведение весьма странно, но сейчас все стало на свои места.

— Я так думаю. Беременные женщины обычно не пытаются разорвать на части отца своих детей.

Отец. Отвернувшись, он стал раз за разом запускать руки в волосы.

— Блядь, — выдохнул он. — Просто… блядь.

— Вот главная причина, из-за которой я влипла в эту историю. — Она еще крепче затянула вокруг себя одеяло, как будто эта тонкая вещица могла защитить ее. — Послушай, я не хотела причинять тебе неприятности. Если ты позволишь мне остаться еще на две следующие ночи Новолуния, после этого я уйду. Я просто не могу бродить снаружи, иначе начну убивать варгов.

Уйдет? Черт возьми! Возможно он и не хотел, чтобы подобное произошло, но это случилось и ни за что на свете она не уйдет с его ребенком. Да уж, потому что у него были прекрасные задатки отца.

Он схватил с пола свои джинсы, где оставил их, когда раздевался. Он знал, что Кара очнется после перевоплощения, испытывая сильную похоть, и честно говоря, ее желания произвело эффект и на него. В тесном помещении подвала, он был под сильным влиянием ее ферамонов и был не достаточно джентльменом, чтобы не предложить свои услуги.

— Ты никуда не пойдешь, — произнес он, натягивая штаны.

— Что, прости?

— То, что я сказал. — Он надел фланелевую рубашку. — Ты собиралась мне рассказать? Если бы в Эгиде не узнали твой маленький секрет, ты бы разыскала меня, чтобы сообщить, что я обрюхатил тебя?

Упрямый огонек в ее глазах послужил ему ответом.

— Ты и не собиралась мне рассказывать, — прорычал он.

— О, да ладно, — усмехнулась она. — Не изображай тут из себя жертву. Ты шантажом заставил меня с тобой трахаться, а потом ушел не оглядываясь. Ты даже не спросил моего имени.

Это потому, что он слышал, как ее называли по имени, так что ему незачем было ее спрашивать… но да, он был довольно немногословен.

— А ты собиралась попросить мой номер телефона? Договориться о свидании? Потому что ты тоже меня ни о чем не спрашивала.

— Ты не дал мне ни малейшего шанса! Ты просто оделся и ушел, прежде, чем я сумела отыскать свое нижнее белье. И ты не обернулся, и не произнес что-то типа: "Эй, если ты вдруг забеременеешь, я был бы не прочь узнать об этом".