-Кого я вижу! Элли! Ты ли это? - ко мне на всех парах направлялась Лиззи. Выглядела она великолепно, сверкая просто безумным количеством драгоценностей, в пышном изумрудном платье, раскрасневшаяся, с сияющей улыбкой на губах.

  Черт-черт-черт... таки встретились.

  -А папа мне рассказал, что ты здесь служишь, я хотела на тебя посмотреть, - заявила она.

  -Посмотрела? - хмуро произнесла я.

  -Да уж, - ее взгляд остановился на чепчике, и губы презрительно скривились. - ты как была глупой деревенщиной, так и осталась... А я скоро выхожу замуж!

  -Поздравляю, - холодно бросила я в ее сторону, да когда же она отцепится?

  -И не спросишь за кого? Элли, ты нелюбопытна.

  -Извини, мне не интересно.

  -А вот и зря, - голос Лиззи вдруг резко изменился и стал похож на шипение змеи, - за Генриха, папа уже обо всем договорился, и когда я здесь поселюсь, ты вылетишь отсюда как пробка, дорогуша.

  -Жду не дождусь. Ты не переживай, Лиззи, когда ты сюда въедешь, меня уже здесь не будет, - доверительно прошептала я и отошла в сторону. Лиззи, увидев отца с графом понеслась на всех парах в их сторону.

  -Минуточку внимания, дорогие гости, - в зале разнесся громкий голос Рудольфа, - я хотел бы объявить о прекрасном событии, которое скоро состоится здесь.

   Я смотрела на Генриха и видела, как его лицо удивленно вытягивается.

  -Моя дочь Лиззи и граф Тирран решили объявить сегодня о своей помолвке! - Зал зашумел, послышались поздравления гостей и хлопанье по плечу.

   Я ждала этих слов, но все-таки они прогремели для меня как гром, среди ясного неба. Я видела забегавшие глаза Генриха, как он зло повернулся к барону и он что-то стал гневно втолковывать ему, а Рудольф нагло улыбался и разводил руками. Потом Генрих вскинул голову, нашел глазами меня, и не глядя на расступающуюся перед ним толпу, стремительно ринулся по направлению ко мне через весь зал. Я развернулась и быстро пошла к себе в комнату, мне в замке больше делать было нечего. Когда Генрих открыл дверь моей спальни, я почти собрала чемодан.

  -Уже готова? - с горечью произнес мужчина.

  -Да, уеду сегодня же вечером.

  -Зачем же так спешить, тебя никто не гонит на ночь глядя, подожди хотя бы до утра, у нас есть еще незаконченные дела.

  -Все дела я передала Петре. Твои подарки лежат на столе. Я не возьму их...

  -Я хочу тебя отблагодарить, Элли. Ты много сделала за этот год и я..., - глухой потерянный голос Генриха тупой пилой прошелся по сердцу.

  -Мне от тебя ничего не нужно, - перебила я быстро, - я работала за деньги по контракту.

  -Хватит! - вдруг заорал Генрих, - хватит мне это все время повторять! Я не глухой! Да, я уже понял, что тебе ничего от меня не нужно и я тебе не нужен тоже!...

  И уже спокойнее добавил, - просто подожди до утра, хорошо?

  -Хорошо, - тихо ответила я.

  Мы еще немного помолчали и граф покинул мою комнату.

   Утро встретило веселым щебетанием птиц за окном и запахом свежескошенной травы. Замок еще спал глубоким сном. Гости разошлись только под утро, даже слуги не проснулись и везде по коридорам валялись конфетти и увядшие бутоны цветов. Быстро перекусив, взяв чемодан я вошла в кабинет. Генрих спать так и не ложился, он сидел, тяжело раскинувшись в кресле, рядом стояло две пустых бутылки из под вина.

  -Садись, - абсолютно трезвым голосом произнес он. Я села напротив.

  -Ты же видела вчера, что меня подставили, что я не давал согласия на эту помолвку, - ему нужно было выговориться, хотя бы мне.

  -Генрих, какая разница, Лиззи ничем не хуже и не лучше многих других аристократок, а тебе действительно уже тридцать пять и пора заводить наследников, - я пыталась достучаться до его затуманенного алкоголем мозга, давя на долг перед предками.

  -Ты мне еще будешь говорить о наследниках? Думаешь я не видел, как ты прятала от меня противозачаточные настойки от травницы. Неужели так не хочется иметь от меня детей? - горечь и обида в его голосе разрывали мне душу.

  -Генрих, это пустой разговор. Зачем ты меня хотел видеть? Мне пора ехать.

  -Да, конечно. Возьми, - он протянул мне бумагу, - это купчая на таверну в нашем городке. Это тебе за работу и не спорь! - Генрих повысил голос, - Могу я хоть чью то мечту исполнить, если моя неисполнима...Возьми, пожалуйста, я прошу...

  -Хорошо, спасибо. Прощай, Генрих, - я встала, - и будь счастлив.

  И уже за дверью я услышала глухое ругательство, и бутылки одна за другой со звоном разбились о стену.

   До городка я доехала на подводе, что каждое утро привозит в замок свежее молоко и сметану. Адрес в купчей я хорошо знала, таверна представляла собой действительно большую, красивую гостиницу, трехэтажную, в новом здании, почти в центре города. На первом этаже меня ждали два человека, по моему они служили в личной охране графа.

  -Госпожа Эллизабет, граф Тирран, отправил нас сюда, что бы мы помогали вам присматривать за гостиницей, - поклонились мужчины.

  Я кивнула и пошла осматривать свою мечту. Нет, конечно, я ни секунды не планировала оставить гостиницу себе, но у меня есть пару часов в запасе, чтобы помечтать и представить себя владелицей этого великолепия. Таверной такое роскошное здание было назвать так же нелепо, как ослом чистокровного рысака. Три этажа просторных светлых комнат. На первом огромная столовая, зал для богатых с отдельными кабинками, необъятная кухня, оборудованная по последнему слову, на втором библиотека, небольшой кабинет, и комнаты для гостей. Третий - этаж для прислуги и комнаты для постояльцев попроще. Я на миг представила себя за стойкой, принимающую важных господ, и просто путников, заскочивших отдохнуть и вкусно покушать, представила веселую суматоху, расселяя многочисленные семейства по комнатам, и смахнув слезинку пошла искать законника, нужно переписать дарственную.

   Да, Генрих, когда ты придешь сюда, а ты обязательно придешь, рано или поздно, ведь ты не спроста купил эту гостиницу в десяти милях от своего замка, ты увидишь на столе купчую на твое имя, а меня уже здесь не будет. Я не смогу жить так близко к тебе, физически не смогу смотреть на проезжающую карету, где ты с Лиззи, едешь за покупками, или видеть твоих детей, играющих в парке у фонтана. Я не смогу однажды отказать тебе, когда ты придешь вечером с грустными глазами и соблазнительной улыбкой. И все опять завертится волшебной каруселью, сумасшедшие ночи, обжигающие прикосновения, страстные признания, только надолго ли, и смогу ли я еще раз пережить это?