Устроившись на заднем сидении рядом с шефом, Костя неожиданно получил от того комплимент:

– Прекрасно выглядишь.

– Спасибо, Вы тоже ничего, – попытался отшутиться он.

– Тебе спасибо, что вписался.

«Ну просто сама галантность! Волнуется он, что ли?» – подумал Костя.

– Да, и не называй меня при них Сергеичем, пожалуйста. Просто «Олег» и на ты.

– Не уверен, что мне будет это легко.

– Ну, ты попробуй, может, понравится?

Они приехали, как и ожидалось, к дверям одного из новых пафосных клубов, хостесс встретила их чуть ли не кланяясь и провела к укромному столику, где уже сидела компания из шести человек. Виталик оказался солидным мужчиной, лет пятидесяти, с небольшим брюшком и намечающейся лысиной. Несмотря на свою довольно солидную внешность и угрожающие размеры, он обладал широкой улыбкой и, очевидно, веселым нравом. Он тут же бросился обнимать «Олежку», полез целоваться и растрепал тому его свежеуложенную стрижку.

Костя с удивлением отметил, как искренне улыбается Олег, как стискивает друга в таких не чопорных объятиях, и как он вообще не похож на себя-Горыныча. Виталик, потискавши друга, крепко пожал руку Косте, потом представил свою невесту Марину. Ею оказалась совсем не школьница, а довольно миловидная, взрослая девушка, по виду лет двадцати.

Судя по всему, Олег не собирался ссылаться на важные дела и валить, как обещал Косте. По прошествии пары часов застолья никто никуда не уходил. На диване за краем стола Олег с Виталиком углубились в беседы о чем-то своем, иногда говоря буквально на ухо друг другу, перекрикивая разошедшуюся музыку, иногда громко всхохатывая над чем-то, чего не слышали остальные. Подруга с мужем и их друзья то убегали танцевать, то возвращались к столу осушить очередные бокалы.

Костя беседовал с невестой Виталика, которая оказалась совершенно адекватной особой, умненькой, в меру скромной и, как не без удивления выяснил Костя, прилежной студенткой университета. Называть Олега без отчества и на «ты» язык не поворачивался, поэтому Костик решил, что лучше к тому вообще не обращаться. Беседовать с Мариной было вполне комфортно, и ему даже показалось, что новоиспеченная светская львица с радостью уцепилась за возможность поболтать с малознакомым молодым человеком, чтобы избавиться от участия во взрослых беседах Виталика.

Распрощались все далеко за полночь, Олег, не слушая возражений Кости, усадил его в машину, и неизменный Вован повез их по домам.

– Костя, у тебя, как я посмотрю, масса талантов! – с усмешкой заметил Олег, усаживаясь рядом.

– Который именно Вас удивил на этот раз?

– Ты совершенно восхитительно нейтрализовал эту девчонку! Она не отлипала от тебя весь вечер!

– А Вы разве не знали, Олег Сергеевич, что лучшие друзья девушек – это НЕ бриллианты?

При этих словах Олег искренне расхохотался, и Косте показалось, что в его черных глазах искрилось что-то новое, чего Костя не замечал раньше. «Змей, чертов змей-искуситель!» – подумал Костик и предпочел уставиться в свое окно.

Комментарий к

========== Часть 7 ==========

Приближался день, указанный на билетах в Мариинку. Костик подошел как-то к Вичке и спросил, пойдет ли она с ним, но та с озорным возмущением заявила, что это подарок ему, и что он просто обязан пригласить таинственную незнакомку, которую так тщательно скрывает, а Вичка тут никаким боком участвовать не может. «Ага, конечно, так и сделаю», – подумал Костик. Он не стал вдаваться в подробности о наличии незнакомок и, естественно, не хотел признаваться, что пригласить ему тотально некого.

Раздираемый противоречиями, в конце рабочего дня он отправился в кабинет к шефу под предлогом очередного вопроса по работе. Олег был занят и отчитывал кого-то по телефону, но закивал заглянувшему Косте, чтобы тот заходил. Бросив трубку, Горыныч вопросительно уставился на вошедшего.

– Олег Сергеевич, раз уж я побыл Вашим громоотводом, – Костя подошел к столу и выложил билеты перед Олегом, – то, может, Вы согласитесь теперь на ответную услугу и составите мне компанию?

– Что это? Ого! – Олег мельком взглянул на билеты. – Неплохо! Что же это, Константин, ты меня приглашаешь в театр? Это свидание?

– Олег Сергеевич, иногда «поход в театр» – это просто совместное прослушивание оперы, – Костя передразнил сказанные когда-то Олегом слова про ужин, – впрочем, я не настаиваю…

– Э-э, нет! Раз уж ты вознамерился отомстить мне – я согласен. Но с одним условием! –

Костя застыл в ожидании подвоха. – Потом ты тоже со мной куда-нибудь сходишь!

– Куда-нибудь это куда?

– Пока не знаю, придумаем что-нибудь. Просто развлечься, ничего непристойного, Костя, не напрягайся.

Противоречия в Костиной душе кричали на все голоса, но он согласился.

В опере Костя натерпелся. Встретившись с Олегом на ступенях театра, он рассчитывал на традиционный чинный вечер в компании благоразумного коллеги, тем более серьёзного начальника. Но начальник с первых минут не проявил должной серьезности. Начиная с гардероба, он, незаметно пихая Костю локтём, обстёбывал пафосную публику, при этом неожиданно менял выражение лица и здоровался за руку со встреченными знакомыми, после чего, проводив взглядом, отпускал в их сторону язвительные шутки. Во время представления досталось исполнителям, их костюмам, накладным бородам, формам солистки и её манере выкатывать глаза в особенно сложных вокальных моментах. Со стороны и правда могло показаться, что она делает такие глаза, потому что кричит от возмущения или ужаса. Костя даже подумал, как хорошо, что их не занесло на балет. Он боялся представить, как Горыныч прошелся бы по мужикам в трико. При этом было понятно, что либретто Олег знает прекрасно: он сосредоточенно замирал, предвосхищая все интересные моменты и повороты сюжета, потом снова начинал тихо веселиться. Пару раз досталось и самому шутнику – дама с заднего ряда слегка приложила его биноклем по плечу. Костя не мог удержаться и, не смотря на то, что периодически шипел на шефа, сам постоянно хихикал.

После представления Олег снова запихал Костю в свою машину, это становилось уже традицией. Вован как всегда лучезарно улыбнулся и порулил к Костиному дому. В конце путешествия Олег сообщил, что они приглашены на день рождения Виталика, который будет устроен в его загородной резиденции с пятницы по воскресенье через неделю, и сразу оговорился, что к этому он не имеет никакого отношения, это Марина – Виталикина невеста – лично просила передать, что Костя приглашен. А сам Олег, пользуясь обещанием, зовет Костю в эту субботу прошвырнуться по клубам. О как! Становилось все интереснее. Костя попытался уточнить: по каким клубам? На что Олег просто пожал плечами и заявил, что по всяким – где танцуют и напиваются.

В субботу Костя решил, что раз уж ему предстоит танцевать и напиваться, то стоит одеться как-то соответственно. Он отмел все деловые приличные вещи и выбрал легкомысленные зауженные джинсы с низкой попой и серую футболку, по виду ужасно вытянутую и застиранную, которую «вытянул и застирал» известный француз, не забыв взять за это двести с чем-то евро. Увенчав все это безобразие коротким пуховичком подозрительного канареечного цвета, он решил, что выглядит достаточно демократично и не слишком вызывающе. Олег назначил встречу странно – у метро. Подходя к месту, Костя блуждал глазами по людям, толпившимся на входе у станции: среди кучек молодежи, поджидающих товарищей, юношей с розами, очевидно пришедших на свидание, курящих работяг и непонятного вида прохожих не было никого, кто напоминал бы Горыныча. Костя остановился и уже собрался ждать, когда его взгляд случайно встретился со взглядом знакомых черных глаз. Олег стоял неподалёку и откровенно веселился, наблюдая Костину реакцию. Он зябко ёжился в маленькой кожаной курточке, засунув руки в карманы узких джинсов, вязаная шапка длинным колпачком натянута ниже бровей, шея замотана огромным шарфом до самого носа. Костя подошел ближе и не мог вымолвить ни слова, просто обалдевше смотрел. Без привычного строгого и стильного костюма, еще и в кедах на тонкой подошве, Олег выглядел мельче и ниже ростом, а в таком подростковом образе – и значительно моложе. Хипстер, блин.