– Малыш, восемь уже. Если не хочешь, чтоб тебя увидели, иди сейчас.

Костя весь словно вспыхнул изнутри. Он развернулся и обнял Олега обеими руками, припал к его губам и уткнулся стояком тому в пах, что очевидно означало, что прямо сейчас он никуда не уйдёт. Через минуту возни и неотрывных поцелуев, Костик ощутил, как на его члене сомкнулась кольцом и начала плавно двигаться ладонь Олега. Костя застонал, подаваясь навстречу, и еще через минуту горячие пальцы охватывали сразу два прижавшихся друг к другу члена. Движения были медленными, тягучими, поцелуи не глубокими, скорее дразнящими, несмотря на это, Костя понял, что долго ему не продержаться. Не дожидаясь Олега, он толкнулся пару раз и кончил, слегка прикусив тому плечо. Сразу же сполз ниже, освобождая Олегу место свободно лечь на спину и устроился у него между колен. Многострадальная футболка снова послужила полотенцем, Костик сам вытер ему руку и живот и впервые окинул взором представшую перед ним во всей красе картину. Олег никуда не торопился, он улегся, беззастенчиво заведя руки за голову и раскинув ноги. Со сна он казался слегка помятым, строгая складка между бровей расправилась, зато на щеке появился отпечаток от подушки, волосы без укладки выглядели мягче, седина заметнее, внешность его утратила привычную хищность.

И Костик завис. Картина его впечатляла: стройное ухоженное тело, подтянутое, но не перекачанное, рельефная грудь, бронзовая гладкая кожа, соблазнительная тонкая складочка пересекает живот над пупком, аккуратный, ровный, возбужденно подрагивающий член, совсем не огромный, но, как показалось Косте, ужасно красивый, из растительности – лишь маленький участок тёмных, коротко остриженных волос на лобке. «Блять, ты хоть где-нибудь не идеальный?!» – мысленно вопрошал Костя. Он нагнулся, широко с нажимом провел языком по внутренней поверхности бедра, по мошонке, лизнул бархатные смуглые яйца, замер, потом одним лишь кончиком языка провел вверх по стволу, дразня, легко задевая головку, заставляя Олега невольно качнуться навстречу. Одну ладонь он положил на напрягшийся живот Олега, другой прижал бедро, давая понять, что контролировать происходящее он не позволит, и медленно, но уверенно вобрал член в рот. Принял сразу же на всю длину, до основания, глубоко в горло, и так замер на мгновение. Олег запрокинул голову и с шумом втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Костик начал плавное движение, следя за реакцией Олега и не позволяя ему задавать темп. Олег стонал, комкал простыню, сдерживал себя, чтобы не сорваться. Когда он был уже на грани, Костя крепкими пальцами зафиксировал его бедра, пресек попытку скинуть себя, наоборот, снова забрал до основания и почувствовал, как пульсирует член, изливаясь глубоко в горло.

Костя довольно ухмыльнулся, звонко чмокнул Олега в пупок и накинул на него одеяло.

– Я и правда, пожалуй, пойду.

– Малыш, ты о-ху-е-нен, – только и смог вымолвить Олег, бессильно натягивая одеяло на голову.

Прокравшись в свою комнату, Костя упал на кровать и вырубился.

Проснулся он уже чуть ли не к полудню и, когда с трудом привел себя в порядок и спустился в гостиную, обнаружил, что жизнь кипит. Для него тут же накрыли часть стола и подали внушительный английский завтрак.

Олег появился откуда-то с улицы, овеваемый морозным воздухом, как всегда собран, ни следа утренней помятости, в отличие от Костика, который явно передавил лишних пару часов. Он обошел Костю со спины, бесцеремонно поцеловал его в щеку, походя стянул оливку с тарелки и совершенно по-блядски отправил ее на язык, присаживаясь на край стола рядом. От такого публичного проявления внимания Костя слегка опешил, а Олег томно промурлыкал:

– Сколько еще в тебе талантов, малыш?

Костик моментально покраснел, но Олег уже сменил тон и как ни в чем не бывало добавил:

– Ладно, не парься, никто ничего не видел, не слышал. Без палева.

Прислуга и повар, очевидно, не в счет.

Гости начали прибывать после четырех. В столовой был накрыт огромный стол, во дворе уже раскинулся шатер с передвижной барбекю кухней, гостей встречали аперитивами и легкими закусками. Дом наполнился гулом голосов, возгласами приветствий, звоном бокалов. Очевидно, Олег знал всех, он встречал гостей вместе с другом, помогал тому окружить всех вниманием, следил, чтобы никого не забыли, отдавал распоряжения прислуге, проверял все ли в порядке на улице, суетился наравне с хозяевами.

Костик был предоставлен сам себе, успешно сливаясь со стенами, он наблюдал, иногда перехватывая бокал вина или кусочек хамона.

Спустя некоторое время он почувствовал на себе взгляд, брошенный исподволь и задержавшийся чуть дольше, чем то позволяют приличия. Костя отвернулся. Через несколько минут снова этот грузный неприятный мужик, по виду напоминающий чиновника средней руки, снова пристальный взгляд, еще более нахальный, изучающий, цепкий. Костик почувствовал себя неуютно. Не хватало еще, чтобы его начали клеить прямо тут. Улучив момент и будучи совершенно уверенным, что его потеряли из виду, Костя ретировался через боковую лестницу в цоколь. Тут не было никого, можно было пересидеть полчасика до общего сбора за столом. Не прошло и пары минут, как жирная туша давешнего преследователя засопела на лестнице, спускаясь в тишину нижнего этажа. Костя напрягся. И почему он не вышел на улицу, а добровольно загнал себя в тупик?

– Какими судьбами, молодой человек? – с сальной улыбкой пропел боров. – Константин, если не ошибаюсь?

– Я здесь по приглашению друзей, – моментально спалился Костя. Ведь мог просто развернуться и пройти на выход, не оправдываясь и не соглашаясь с тем, что он узнан.

– Значит, все-таки ты, шалава! – мужик сменил тон и перешел в наступление. – Что, рыщешь всё? Смотрю, подрос, сученок, по-крупному теперь промышляешь?

– Мужчина, вы в порядке? Идите своей дорогой, – резко оборвал его Костя.

– Как сюда пролез-то, рвань? Кого окучиваешь? Или так, кто попадется? – мужик входил в раж.

– Отвалите, уважаемый, – как можно спокойнее произнес Костя, но что-то говорило ему, что просто так тот уже не отвалит.

– Отвалить? Не, не выйдет, я тебя сначала выебу, сучка, а потом посмотрим!

– Что это значит? Изнасилуете меня?

– Больно надо… Ты сам попросишь! Ты же не захочешь, чтобы все узнали, кто ты и что тут делаешь. Прямо сейчас попросишь! – мужик уже буквально припёр Костю к стенке, опаляя его лицо своим дыханием.

Костя успел запаниковать, но со стороны лестницы донесся спасительный звук быстрых шагов. Мужик отпрянул, Костя рванул к выходу.

– А, Костя, вот ты где! Там тебя Марина хочет… – Олег заслонил Костика от нападавшего, внимательно изучая обстановку, – иди, проверь, что там. Иди, иди!

Но Костя вцепился в руку Олега и потянул за собой. Тот не стал выяснять, в чем дело и, к огромному облегчению Кости, пошел следом.

– Что случилось? На тебе лица нет, – Олег все же не мог не начать допрос.

– Да, ничего, забей.

– Костя, ты его знаешь?

– Я – нет, – абсолютно честно ответил Костик. Он и правда не знал, кто это. Но не догадаться было бы смешно. Какой-то хер из прошлой жизни, который очевидно знал, о чём говорит.

Костик почти физически ощутил, как земля поплыла у него из-под ног. Собственно, он всегда знал, что высовываться ему не стоит. Чего он хотел? Что он здесь делал? Разве он не знал, что если есть хоть малейшая вероятность того, что случится какое-нибудь дерьмо, то оно случится обязательно? Олег еще пару раз попытался узнать, что Костя делал в цоколе и почему вдруг он стал так мрачен, но потом, кажется, забыл об этом и снова окунулся в заботы о гостях.

В какой-то момент Косте показалось, что, может, все замнется, может, этот хер отвянет… Часто ли ему везло, когда он так думал? Он даже не удивился, когда вдруг увидел Олега, мило беседующего с тем самым кабаном в дальнем углу гостиной.

Костя стоял, прислонившись плечом к проему двери, ведущей из гостиной в холл, мимо него то и дело промелькивали незнакомые фигуры, лица, излучающие радость, кто-то выходил курить на террасу, кто-то возвращался с мороза, отряхивая снег, дверь на улицу не закрывалась, рядом разбился бокал, кто-то смеялся… Для Кости все было как в тумане. Он видел, как улыбается Олег, разговаривая с тем мужиком, как удивленно поднимает бровь, как окидывает гостиную взглядом, ища кого-то, как хлопает того по плечу, продолжая широко улыбаться… Костю не заметил. Повернулся почти спиной к выходу, продолжая заинтересованно общаться, уводя собеседника вглубь дома.