Изменить стиль страницы

Акт об опале последовал уже после смерти генералиссимуса, он был опубликован в Праге лишь 18 марта 1634 г. Судебное расследование преступления шло с проволочками и не слишком афишировалось. Валленштейн был похоронен в Мюнхенграце.

Фактически этот человек сыграл роль Кассандры конца Империи. В 1635 г. Франция вступает в Тридцатилетнюю войну и в союзе со Швецией и протестантскими князьями Германии разбивает Империю и Испанию. К концу войны религиозные проблемы все более отходят на задний план. Тридцатилетняя война закончилась Вестфальским миром 1648 г., изменившим политическую расстановку сил в Европе, сделав гегемоном на континенте Францию и Швецию и оставив существовать империю Габсбургов лишь де-юре.

По поводу замыслов Валленштейна о единой Германии лучше всех выразился немецкий философ Гегель: «Валленштейн равным образом замышляет великое и всеобщее дело — единство и мир в Германии, цель, которой он не достигает как вследствие того обстоятельства, что средства его, искусственно и внешне поддерживаемые, рушатся как раз в тот момент, когда они должны быть пущены в ход, так и потому, что он поднимается против авторитета императора и, сталкиваясь с его могуществом, терпит крах вместе с задуманным им делом. Вообще такие всеобщие мировые цели… не может проводить в жизнь один человек так, чтобы все остальные становились его послушными орудиями, но подобные цели сами пролагают себе дорогу — отчасти по воле многих, а отчасти против их воли и помимо их сознания». Объединение Германии свершилось, как и предсказывал Гегель, но только в середине XIX столетия. И, несомненно, важную лепту в предысторию этого события внес Альбрехт Валленштейн. Хотя его великая историческая цель оказалась недостижимой на избранном им сомнительном пути, и все предприятие выродилось в авантюру. При таких обстоятельствах логика измены оказалась фатальной. Но могло ли быть иначе? Раннее новое время — это в некотором смысле и эпоха авантюристов, вершивших судьбы человечества и шаг за шагом двигавших историю вперед.

Но до сих пор прямых свидетельств антиимперских замыслов генералиссимуса не обнаружено. В деле Валленштейна историки вынуждены большей частью следовать догадкам и тенденциозным версиям, вышедшим из-под пера его врагов. Мы постарались поступить иначе. Но загадка Валленштейна остается нераскрытой и по сегодняшний день.

«Серый кардинал»[75]

Приемная кардинала Ришелье. Важные сановники, родовитые аристократы, крупные военачальники, финансисты и богатые негоцианты с трепетом ждали своей очереди, боясь предстать перед очами всесильного первого министра — фактического правителя Франции. Появился Ришелье. И тут к нему вне очереди подошел человек небольшого роста, в серой рясе монаха ордена капуцинов, что-то шепнул ему на ухо, и они оба надолго уединились и кабинете. Присутствовавшие знали либо догадывались, кто это, и опасались его не меньше самого первого министра. Имя этого человека — Франсуа Леклерк дю Трамбле, более известный как отец Жозеф, «серый кардинал», второе «я» кардинала Ришелье. И хотя его называли «тенью» великого политика, деятельность этой «тени» имела самостоятельное значение в глазах современников и последующих поколений. Писатель-романтик начала XIX в. Альфред де Виньи, видевший в Ришелье воплощение государственного абсолютизма, ограничившего вольности и привилегии дворянства, не пожалел черных красок для того, чтобы изобразить отца Жозефа как мерзкого, отвратительного человека в окружении жестокого кардинала. В то же время Дюма-отец отнесся к нему более объективно.

В исторической литературе, в отличие от своего знаменитого патрона, отец Жозеф получил довольно-таки устойчивую оценку. В то время как кардинала Ришелье то нешадно хулили, то превозносили до небес, его, как правило, оценивали с чисто прагматических, деловых позиций. Ум, характер, рьяный католицизм и дипломатические способности отмечены почти в каждой из работ, посвященных истории Франции или кардиналу Ришелье.

Несмотря на широкую известность отца Жозефа, для историков остается немало нерешенных проблем, связанных с его жизнью и деятельностью. Отчасти это объясняется тем, что отец Жозеф почти не получал письменных инструкций, сам о делах почти не писал, и вся информация, которую мы о нем имеем, — в мемуарах Ришелье и воспоминаниях других современников, в содержании договоров и соглашений, заключению которых способствовал «серый кардинал». Наибольший интерес представляют следующие вопросы: почему же при его уме и способностях он постригся в монахи и позволил себе сделаться тенью Ришелье? Какой след оставил он в истории Франции и Европы? Если ответы на первый вопрос могут быть различными в зависимости от имеющихся фактов и воображения автора, то вторая проблема требует определенного ответа.

Франсуа Леклерк дю Трамбле родился 4 ноября 1577 г. в семье знатного анжуйского дворянина Жана Леклерка дю Трамбле, канцлера герцога Алансонского, и Марии де Лафайет. Родители Жозефа имели поместье Сен-Клод недалеко от Парижа. Дед его по материнской линии, маршал де Лафайет, владел четырьмя баронствами. Как старший из трех детей, Франсуа должен был наследовать баронство Манфлиер. С детства мальчик обнаружил блестящие способности в науках: уже в четыре года знал латынь, позже овладел древнегреческим. По окончании одного из парижских коллежей Франсуа прошел полный курс в академии Плювинеля. Затем юный барон де Манфлиер отправился с компанией молодых людей в Италию, где смог изучить деятельность папской дипломатии, с которой в Европе мало кто мог соперничать. Побывал он и в Германии. По возвращении в Париж Франсуа был представлен ко двору, где произвел прекрасное впечатление на Габриэль д'Эстре, фаворитку Генриха IV, давшую ему прозвище «Цицерон Франции и своего времени». Итак, будущий советник кардинала Ришелье в молодости был умным и ловким кавалером, снискавшим расположение двора, перед ним открывалась блестящая светская карьера. Он присоединился к французской армии во время осады Амьена в 1597 г., когда Франция вела войну с Испанией. Ему протежировал коннетабль Монморанси. После падения Амьена Генрих IV направил дипломатическую миссию к Елизавете Тюдор, в составе которой был и Франсуа дю Трамбле. По возвращении из Англии молодой человек оставил грешный мир и вступил под именем отца Жозефа в орден капуцинов, отличавшийся суровой дисциплиной. Капуцины носили власяницу серого цвета с капюшоном и опоясывались веревочным поясом. Сандалии они надевали прямо на босу ногу, отпускали длинные бороды. За серый цвет своей рясы отец Жозеф получил впоследствии прозвище «серое преосвященство». Почему же преуспевающий молодой человек оставил свет? Точного ответа на этот вопрос историки не могут дать, отмечая лишь его неудовлетворенность окружавшей жизнью. Может, был неудачный любовный роман? А может, это выражение недовольства политикой Генриха IV по отношению к протестантам — ведь французский король устанавливал тесные связи с Англией и протестантскими князьями Германии. Согласно Нантскому эдикту, за гугенотами признавалась свобода вероисповедания, а гугенотским областям даровалась автономия. Последнее предположение о причине вступления молодого человека в орден капуцинов наиболее вероятно. Ясно одно — отец Жозеф был ревностным католиком и посвятил себя служению церкви.

Путь восхождения отца Жозефа к известности и на этом поприще был недолог. Он окончил семинарию капуцинов в Руане, где провел четыре года, изучая философию и теологию. Уже в 1603–1605 гг. он стал известен, преподавая богословие в монастыре Сент-Оноре в Париже, затем в Доме капуцинов в Медоне. Одержимый католик, отец Жозеф обладал даром воздействия на людей и поэтому быстро приобрел репутацию эрудированного теолога и искусного проповедника. В 1605 г. он возглавил Дом капуцинов в Бурже. Рядом с Сомюром располагалось аббатство Фонтевро, где аббатисой была принцесса крови, тетя Генриха IV Элеонора де Бурбон. Отец Жозеф стал ее духовником. Молодой капуцин предложил интересный проект реформы аббатства, по поводу чего разгорелись споры, автора представили Марии Медичи, еще ранее наслышанной об отце Жозефе и одобрявшей его деятельность.

вернуться

75

Л. И. Ивонина.