Изменить стиль страницы

О том, что бежать отсюда невозможно; о том, что здесь неплохо кормят; о том, что жизнь здесь спокойная и безопасная… И о том, что еще никто из бежавших никогда не возвращался и не было даже известно, живы они сейчас или нет…

— Дрянь… — пробормотал Коротышка. И непонятно было, к чему конкретно относятся его слова — к безразличной покорности стариков своей судьбе или к уродливым созданиям, превратившим живые существа в маленькие игрушки, которые можно порой даже забыть покормить…

* * *

— Видишь, сынок! — наставительно произнес отец. — Если не прикрывать аквариум стеклом, они так и норовят выскочить оттуда!

Маленький мальчик внимательно слушал его, переводя удивленный взгляд со стаи рыбок на отца и обратно.

— Может быть, они просто хотят вернуться домой? — наконец спросил он. — Где их дом, папа?

— Дом?! — отец на миг растерялся. — Не знаю, сынок! Скорее всего — нигде! Ведь эти породы рыбок выведены искусственно! И без нас они просто не способны выжить.

— Бедные рыбки, — грустно прошептал мальчик.

Отец сочувственно посмотрел на сына и подумал о том, что там, куда он завтра отправится, ему будет здорово недоставать этого маленького человечка. Жаль, что его нельзя взять с собой. Полет за пределы галактики — это не увеселительная прогулка на Марс. Тем более, что до сих пор еще ни один межгалактический гиперпереход так и не увенчался успехом.

Мне будет всего этого сильно не хватать, думал отец. И сына, и жены, и этого голубого неба Земли…

И даже этих бестолковых аквариумных рыбок…

* * *

Стерг недовольно посмотрел на своего младшего брата. Опять он забыл как следует замкнуть квазарный трук! И если бы Стерг не успел, то эти глупые создания обязательно бы погибли! Как погибли уже десятки их предшественников.

Младший брат Стерга почему-то не считал этих существ глупыми. Он думал, будто бы пытаться выскочить из кранга их заставляет тоска по родному дому. Обычные детские фантазии, с улыбкой подумал Стерг. Откуда у них может взяться дом?! У них, у искусственно созданных существ, подобных которым нет больше нигде во Вселенной!..

Под прозрачным колпаком квазарного трука декоративного настольного кранга медленно вращалась серебристая спираль галактики…

Екатерина Шилина

Рай и ад

Тихим субботним вечером Колька попал в рай. Встретили его радушно. Проводили до самых ворот, в проводники дали молодого, начинающего ангела в белых одеждах и с золотыми волосами.

Сначала ангел повел его к гардеробщику. Кольке, теперь уже Николаю, выдали одежду голубого цвета. — Потом получишь еще что-нибудь, если захочешь. Они с ангелом спустились по мраморным ступенькам вниз. Николай оказался в маленьком городке, утопающем в зелени — в кустах заливались соловьи, цвели розы, жасмин, фиалки, из дымки яблоневого цвета выглядывали черепичные крыши. Едва касаясь земли ногами, пробежали девушки в розовых одеждах, вслед за ними прошли двое, оживленно разговаривая о чем-то.

Ангел тронул Николая за рукав:

— Я должен показать вам дом, где вы будете жить.

Они пошли пешком по уютным чистым улочкам, больше похожим на деревенские. Идти было легко — видимо, законы физики на рай не распространялись. Так что минут через пять по земному времени они уже подходили к одноэтажному маленькому домику с голубятней и вишневым садом.

— Это мой дом?!

— Да. Вам должно понравиться. Мы учли все ваши вкусы. Даже соседей подобрали согласно вашему психологическому складу: один из них, например, заядлый шахматист, другой в прошлом фанат группы «Раммштайн», правда, сейчас его вкусы несколько изменились, но мы подумали, что вы найдете общий язык. С остальными вы познакомитесь сами.

Ангел посмотрел в свою записную книжку:

— О, извините, меня вызывают.

Он уже собрался раствориться в воздухе…

— Постойте, я хотел спросить.

— Слушаю, — ангел вежливо прекратил исчезать.

— А как узнать, что можно, а чего нельзя делать? — спросил Николай.

Ангел снисходительно улыбнулся на вопрос новичка:

— Делать можно все, что угодно.

— А как же яблоки? Здесь, наверное, есть запретная яблоня.

— Нет, ее пересадили в безопасное место. Ешьте яблоки сколько угодно, никто вам слова не скажет. Правда, насколько я знаю, вы предпочитаете вишни.

Николай, улыбаясь, закивал головой.

— Да не волнуйтесь вы, — успокоил его ангел, — вечером я еще приду. По уставу я должен вас навещать каждый день в течение недели, чтобы помочь на первых порах.

* * *

Постепенно Николай обживался в раю. Работу ему дали непыльную: он стал водителем облака. С утра он получал назначение — над каким местом земного шара нужно зависнуть, чтобы обеспечить легкий теплый дождик. Единственная трудность состояла в том, чтобы не дать облаку растаять. Сначала получалось не очень складно, и Николаю часто приходилось делать запрос на новое облако. Но вскоре Николай научился сохранять облако и даже защитил диссертацию по новым методам работы с дождевыми облаками в полевых условиях.

По вечерам он отдыхал с друзьями. Соседи действительно оказались очень интересными людьми, особенно бывший любитель группы «Раммштайн». Он работал водителем грозовой тучи и теперь отдавал предпочтение музыке Бетховена, потому что находил в ней много общего со своей работой.

Когда хотелось интеллектуальных занятий, Николай шел к соседу-шахматисту.

На голубятню лазил с соседкой Машенькой — девочкой десяти лет с рыжими хвостиками.

Он даже начал встречаться с милой девушкой Наташей, которая работала луговым ангелом — разбрасывала семена, которые всходили на земле ромашками и васильками. Отношения складывались самые нежные. Их не портили даже чисто научные споры. Например, что важнее: посадить ромашку или полить ее легким теплым дождиком, чтобы не завяла. Николай полагал, что важнее посадить цветочек, иначе его все равно не будет, а Наташа почему-то считала, что полить цветок важнее, как будто сама работала на облаке.

Однажды Николай и Наташа гуляли по райскому парку.

— Знаешь, — вдруг остановился Николай, — а мне жалко тех, кто попал в ад.

— Почему? — Наташа тоже остановилась и удивленно посмотрела на него.

— Ну, понимаешь ли, мы вот живем в райских садах, все у нас есть; нам хорошо. А как же они живут! Испытывают муки, лишения. Голодают, наверное, а умереть от голода не могут. Черти их жарят на медленном огне. А они все-таки люди. Вот и жалко их.

— Жалко, конечно. Но что поделаешь — заслужили, — Наташа вздохнула, — их же еще на земле предупреждали, что будет, если они не исправятся.

— Да, ты права. Их предупреждали, — Николай улыбнулся. — Пойдем в кино?

Остаток вечера они провели весело, но ночью, оставшись один, Николай снова задумался.

«Может, их плохо предупредили, не рассказали всего. Вот я, например, тоже так и не знаю, как живут люди в аду. Но могу себе представить».

С такими мыслями он заснул. Всю ночь его мучили кошмары и не оставлял вопрос: как же можно предупредить людей?

Утром, словно по заказу, явился ангел. Николай спешил на работу, но ангел остановил его:

— Не торопись. Пойдем со мной.

Николай удивился, но не подал виду. Вместе с ангелом он вышел на улицу. Ярко светило солнце, вишни в его саду уже краснели сочными бочками. Люди шли по своим делам, улыбались и приветствовали Николая и его провожатого улыбками. Напевая песенку, промчалась Машенька с ведерком, полным семян.

Они вышли за городок и по тропинке через поле с маной небесной вышли к большому белому зданию о двенадцати колоннах. На здании золотыми буквами было написано: «Школа ангелов».

Здесь они остановились, и его вожатый сказал:

— Ты хотел помочь людям, предупредить их о Геенне Огненной, о мучениях ада.

— Может, это запрещено? — Николай виновато посмотрел на ангела.