Изменить стиль страницы

Джон Манглс расхаживал по зале большими шагами, словно находясь в затруднительном положении на палубе своего судна.

— А что бы вы предприняли, мистер Айртон? — обратилась к моряку Элен.

— Я, сударыня, снова сел бы на «Дункан» и прямо отправился бы на то место, где произошло крушение, — с живостью ответил Айртон. — А там я действовал бы сообразно с обстоятельствами, а быть может, и с теми указаниями, которые мог бы послать мне счастливый случай.

— Согласен с этим планом, — промолвил Гленарван, — но только придется подождать, пока будет починен «Дункан».

— А, так у вас на судне имеются повреждения? — спросил Айртон.

— Да, — отозвался Джон Манглс.

— И серьезные?

— Нет, но они требуют для своего исправления оборудования, которого у нас нет на судне. У винта погнулась одна из лопастей, и починить его смогут только в Мельбурне.

— Но разве нельзя идти под парусами? — спросил боцман.

— Можно. Но только, если ветер будет встречный, наш переход до бухты Туфольд займет много времени, а зайти в Мельбурн, во всяком случае, надо.

— Ну, так пусть «Дункан» идет в Мельбурн, — воскликнул Паганель, — а мы и без него доберемся до бухты Туфольд!

— Каким же образом? — поинтересовался Джон Мангле.

— Мы пересечем Австралию подобно тому, как мы пересекли Южную Америку. А именно: придерживаясь тридцать седьмой параллели.

— А что же будет с «Дунканом»? — с какой-то особой настойчивостью спросил Айртон.

— «Дункан» придет к нам или мы придем к нему. Это будет зависеть от обстоятельств. Если во время нашего перехода мы найдем капитана Гранта, то вместе с ним вернемся в Мельбурн. Если же мы продлим наши поиски до самого побережья, «Дункан» явится туда за нами… У кого имеются возражения относительно этого плана? Не у майора ли?

— Нет, — ответил Мак-Наббс, — если только переход через Австралию возможен.

— Настолько возможен, что я предлагаю миссис Гленарван и мисс Грант присоединиться к нам, — ответил ученый.

— Вы серьезно говорите это, Паганель? — спросил Гленарван.

— Вполне серьезно, дорогой сэр. Это переход в каких-нибудь триста пятьдесят миль. Продвигаясь по двенадцати миль ежедневно, мы закончим его меньше чем в месяц, то есть за то время, какое потребуется для починки «Дункана». Вот если бы вопрос шел о том, чтобы пересечь Австралийский материк севернее, там, где он шире всего, где простираются его необозримые безводные пустыни с нестерпимым зноем, — словом, если бы надо было проделать то, чего не пытались еще осуществить самые смелые путешественники, тогда другое дело. А тридцать седьмая параллель проходит через провинцию Виктория, через английский край, почти везде заселенный, с дорогами, железнодорожным движением. Такое путешествие можно совершить даже в коляске, а еще лучше на телеге. Это вроде поездки из Лондона в Эдинбург, не больше.

— А дикие звери? — заметил Гленарван, заранее желая предусмотреть препятствия, которые могут возникнуть на их пути.

— В Австралии нет диких зверей.

— А дикари?

— Дикарей под этой широтой нет, и, во всяком случае, они не так свирепы, как новозеландцы.

— А каторжники?

— В южных провинциях Австралии их нет. Они встречаются лишь в восточных ее колониях. Провинция же Виктория не только не принимает каторжников, но даже издала закон, не допускающий на ее территорию людей, отбывших наказание в других провинциях. Еще в этом году управление провинции Виктория грозило одной пароходной компании прекратить выдачу ей субсидии, если та будет продолжать погрузку угля в портах западного побережья, где разрешается проживать ссыльным… Удивительно, что вы, англичанин, этого не знаете!

— Прежде всего я не англичанин, — ответил Гленарван.

— То, что рассказал нам мистер Паганель, совершенно верно, — заявил Падди О'Мур. — Не только провинция Виктория, но и вся Южная Австралия, Квинсленд и даже Тасмания — все они не допускают к себе бывших каторжников. С тех пор как я живу на этой ферме, я не слыхал ни об одном из них.

— Я тоже никогда ни одного не встречал, — заметил Айртон.

— Как видите, друзья мои, — продолжал Жак Паганель, — в этих краях очень мало дикарей, совсем нет ни диких зверей, ни каторжников, а ведь немного мест найдется в Европе, о которых можно было бы сказать то же самое… Итак, решено?

— Что скажете, Элен? — обратился к жене Гленарван.

— То, что готов сказать каждый из нас, дорогой Эдуард, — ответила она, поворачиваясь к остальным путешественникам: — В дорогу! В дорогу!

Глава VIII

Отъезд

У Гленарвана не было в обычае тратить много времени между принятием решения и его выполнением. Как только предложение Паганеля было одобрено, Гленарван тотчас распорядился как можно скорее готовиться к отъезду. День последнего был назначен на послезавтра, 22 декабря.

Чего можно было ожидать от этого перехода через Австралию? Раз был бесспорно установлен тот факт, что капитан Грант находится на этом материке, предпринимаемая экспедиция могла дать существенные результаты. Она увеличивала количество благоприятных шансов.

Правда, никто не обольщал себя надеждой найти капитана именно на тридцать седьмой параллели, которой было решено в точности придерживаться, но можно было ожидать, что обнаружатся какие-нибудь следы пребывания Гарри Гранта, и, во всяком случае, параллель эта вела прямо к месту кораблекрушения. А это было самым главным.

Если бы, кроме того, Айртон согласился присоединиться к путешественникам и, указывая им дорогу в лесах провинции Виктория, довел их до восточного побережья, это дало бы лишний шанс на успех. Гленарван понимал это и потому, стремясь заполучить себе полезного помощника в лице бывшего спутника Гарри Гранта, спросил хозяина дома, не будет ли тот недоволен, если он предложит Айртону сопровождать их. Падди О'Мур заявил, что ничего не будет иметь против этого, хотя и очень жалеет, что лишается такого превосходного работника.

— Что ж, Айртон, согласны ли вы принять участие в нашей экспедиции для розысков потерпевших крушение на «Британии»?

Айртон не сразу ответил на этот вопрос. Казалось даже, что несколько минут он колебался, но затем, подумав, сказал:

— Хорошо, сэр, я отправлюсь с вами, и если даже мне не удастся навести вас на следы пребывания капитана Гранта, то все же я доведу вас до того места, у которого разбилось его судно.

— Спасибо, Айртон, — промолвил Гленарван.

— Разрешите, сэр, задать вам один вопрос.

— Говорите, мой друг!

— Где встретитесь вы с «Дунканом»?

— Или в Мельбурне, в том случае, если нам не понадобится пересечь всю Австралию от одного побережья до другого, или на восточном побережье, если наши поиски доведены будут до него.

— Но тогда его капитан…

— Его капитан будет ждать моих распоряжений в порту Мельбурна.

— Хорошо, сэр, — сказал Айртон, — вы можете рассчитывать на меня.

— Буду рассчитывать, Айртон, — ответил Гленарван.

Пассажиры «Дункана» горячо поблагодарили боцмана. Дети капитана не знали, как выказать ему свою нежность. Все радовались решению Айртона, за исключением ирландца, терявшего в его лице умного и надежного помощника. Но Падди О'Мур понял, какое значение придавал Гленарван участию боцмана в экспедиции, и потому примирился с этой утратой. Гленарван поручил ирландцу снабдить экспедицию средствами передвижения для путешествия через Австралию. Заключив эту сделку и условившись с Айртоном, наши путешественники направились обратно на яхту.

Возвращались весело. Все изменилось, колебаниям не было места. Теперь отважной экспедиции не придется вести вслепую поиски вдоль тридцать седьмой параллели. Гарри Грант находится на этом материке, в этом уже нельзя было сомневаться, и сердца всех были переполнены радостью, как обычно бывает, когда вслед за сомнениями является уверенность. Через два месяца — при благоприятных обстоятельствах — «Дункан» высадит Гарри Гранта на берег Шотландии.