— Земля! — крикнул Джон Манглс.

Его спутники, разбуженные этим криком, выбежали на палубу брига и молча устремили глаза на побережье, видневшееся у горизонта. Гостеприимное ли, пагубное ли — оно должно было дать им приют.

— Где Билль Галлей? — спросил Гленарван.

— Не знаю, сэр, — ответил Джон Мангле.

— А его матросы?

— Скрылись, как и он.

— И, вероятно, как и он, мертвецки пьяны, — добавил Мак-Наббс.

— Разыщите их, — сказал Гленарван. — Нельзя же их бросить на этом судне.

Мюльреди и Вильсон спустились в помещение на баке и тут же вернулись обратно, так как там никого не оказалось. Затем они тщательно осмотрели все судно, до самого дна трюма, но ни Билля Галлея, ни его матросов нигде не обнаружили.

— Как, никого? — сказал Гленарван.

— Не упали ли они в море? — спросил Паганель.

— Все возможно, — отозвался Джон Манглс, очень озабоченный этим исчезновением. Затем, направляясь на корму, он крикнул — К ялику!

Вильсон и Мюльреди последовали за ним, чтобы спустить на воду ялик, но его не было — он исчез.

Глава V

Матросы поневоле

Билль Галлей ночью сбежал вместе со своей командой на единственной лодке брига. В этом не могло быть ни малейшего сомнения. Капитан, обязанный по своему долгу оставить судно последним, покинул его первым.

— Эти плуты сбежали, — сказал Джон Манглс. — Что ж, тем лучше, сэр: они избавили нас не от одной неприятной сцены.

— И я того же мнения, — согласился Гленарван. — К тому же, Джон, на судне ведь имеется и капитан, имеются и матросы, если и не умелые, то, во всяком случае, храбрые, ваши товарищи. Приказывайте, мы готовы вам повиноваться!

Майор, Паганель, Роберт, Вильсон, Мюльреди и даже Олбинет встретили рукоплесканиями слова Гленарвана и, выстроившись на палубе, стали ждать распоряжений Джона Манглса.

— С чего же нам начать? — спросил Гленарван.

Молодой капитан бросил взгляд на море, затем на далеко не полный рангоут брига и, подумав немного, сказал:

— У нас, сэр, есть два способа выйти из положения: или снять с рифов бриг и снова выйти в море, или добраться до побережья на плоту — построить его будет нетрудно.

— Если только бриг может быть снят с рифов, снимем его, — ответил Гленарван. — Это лучшее, что мы можем сделать, не правда ли?

— Да, сэр, ибо, добравшись до суши, в каком бы положении очутились мы там без средств передвижения?

— Будем держаться подальше от берега, — заметил Паганель — нам надо опасаться Новой Зеландии.

— Прибавьте к этому, что из-за беспечности Галлея мы значительно отклонились от нашего курса, — прибавил Джон Манглс. — Нас, очевидно, отнесло к югу. В полдень я определю наше местонахождение, и если, как я предполагаю, мы находимся южнее Окленда, то я попытаюсь достигнуть его, плывя вдоль берегов.

— Но ведь бриг поврежден. Как же быть? — спросила Элен.

— Я не думаю, чтобы эти повреждения были серьезны, — ответил Джон Манглс. — Я заменю сломанную фок-мачту временной, и «Макари» пойдет, правда медленно, но все же туда, куда мы пожелаем. Если же, на наше несчастье, корпус брига проломлен или вообще нельзя будет снять его с рифов, тогда придется покориться необходимости и добираться до берега на плоту, а там идти пешком в Окленд.

— Значит, в первую очередь произведем осмотр судна, — заявил майор.

Дети капитана Гранта i_052.png

Гленарван, Джон Манглс и Мюльреди спустились в трюм. Здесь было беспорядочно навалено тонн двести дубленой кожи.

Благодаря прикрепленным к штагу талям оказалось возможным переместить тюки с кожей без особого труда. Чтобы облегчить судно, Джон Манглс распорядился немедленно выбросить часть тюков в море.

После усиленной трехчасовой работы стало возможно осмотреть дно брига. Выяснилось, что два паза обшивного пояса левого борта разошлись. Так как «Макари» лег на правый борт, то левый, поврежденный борт был выше воды. Только благодаря этому в трюме не было течи. Вильсон законопатил разошедшиеся пазы паклей, а затем аккуратно забил их медным листом. Опустили на дно трюма лот и выяснили, что в трюме воды меньше двух футов. Эту воду легко можно было выкачать насосами и облегчить таким образом судно.

Осмотр корпуса показал Джону Манглсу, что при посадке на рифы «Макари» мало пострадал. Конечно, во время снятия брига часть фальшкиля, увязнув в песке, могла остаться в нем, но это было не опасно.

Когда был закончен осмотр внутренних частей судна, Вильсон нырнул в воду, чтобы выяснить положение «Макари» на мели. Оказалось, что бриг, обращенный носом на северо-запад, сел на песчано-илистую мель, очень круто опускающуюся в море. Нижняя оконечность форштевня и две трети киля глубоко застряли в песке. Остальная же часть до ахтерштевня была в воде, глубина которой в этом месте доходила до пяти саженей. Таким образом, руль не увяз и мог действовать свободно. А это давало возможность воспользоваться им при первой же надобности.

В Тихом океане прилив не особенно велик, но все же Джон Манглс рассчитывал на него, чтобы снять с мели «Макари». Бриг стал на мель приблизительно за час до начала отлива. С наступлением отлива бриг все больше и больше кренился на правый борт. В шесть часов утра, в момент наибольшего отлива, этот крен достиг своего максимума, но подпирать бриг еще не было необходимости. Благодаря этому можно было сохранить реи и шесты, которые нужны были Джону Манглсу для той временной мачты, которую он собирался поставить на носу брига.

Оставалось принять меры для снятия «Макари» с мели. Работа эта была долгая и утомительная. Было, конечно, немыслимо подготовить все, что требовалось, к приливу, то есть к двенадцати с четвертью часам дня. На первый раз можно было лишь надеяться увидеть, какое действие окажет подъем воды на свободную часть брига, и уже только во время следующего прилива необходимо было напрячь все силы, чтобы снять «Макари» с мели.

— За дело! — скомандовал Джон Манглс.

Новые матросы насторожились в ожидании приказаний своего капитана. Джон Манглс начал с того, что распорядился убрать паруса. Майор, Роберт, Паганель под руководством Вильсона взобрались на марс. Надутый ветром грот-марсель мешал бы высвобождению судна. Надо было его убрать, и это кое-как было сделано. Затем после упорной и тяжелой для неумелых рук работы грот-брам-стеньга была выдернута из шкива. Юный Роберт, проворный, как кошка, и отважный, как юнга, оказал существенную помощь своим товарищам в этой нелегкой операции.

Затем надо было бросить якорь, а то и два позади кормы, против киля. Эти якори должны были во время прилива стащить с мели «Макари». Такая операция — дело нетрудное, когда имеется шлюпка. Тогда якорь подвозят к нужному, заранее назначенному месту и там бросают. Но здесь, когда не имелось никакой лодки, надо было чем-то ее заменить.

Гленарван был настолько сведущ в морском деле, что ясно понимал необходимость бросить якорь для снятия судна, севшего на мель во время отлива.

— Но как же это сделать без лодки? — спросил он Джона Манглса.

— Нам придется соорудить нечто вроде плота из кусков сломанной фок-мачты и пустых бочонков, — ответил молодой капитан. — Забросить якори при таких условиях будет трудновато, но возможно, ибо якоря «Макари» невелики. А если они будут заброшены и не сорвутся, я надеюсь на успех.

— Хорошо. Не будем же терять время, Джон.

Все, и матросы и пассажиры «Макари», были вызваны на палубу, и каждый из них принялся за работу. Топорами перерубили снасти, еще удерживавшие фок-мачту. Мачта эта была сломана у топа, так что марс легко удалось снять. Джон Манглс предназначил этот материал для постройки плота. Сбитую марсовую площадку укрепили на пустых бочонках, чем дали ей возможность выдержать тяжесть якорей. К этому плоту приделали для управления кормовое весло. Впрочем, отлив и так должен был отнести плот за корму, откуда, забросив якоря, легко было вернуться на судно, держась за протянутый с него канат.