Ренн совсем растерялась:

— Какие рыбы? Что ты такое говоришь, Торак?

Волк вдруг зарычал, отбежал за край освещенного костром круга и, нюхая воздух, встал в боевую стойку: лапы напряжены, хвост, как палка, вытянут параллельно земле. Даже Ренн знала: это означает возможную угрозу.

Она вскочила и схватила свой лук.

Торак тоже мгновенно вскочил, натягивая безрукавку.

И оба услышали доносившийся издалека мальчишечий голос, звавший Торака.

— Это Бейл, — сказал Торак. — Я должен идти, иначе у него возникнут подозрения.

— Кто такой Бейл? — спросила Ренн.

— Ну… Бейл, и все, — пожав плечами, бросил Торак. — Он поймал меня в Лесу, но он…

— И ты хочешь к нему вернуться?

— Ренн, я должен это сделать. До Солнцестояния всего три дня.

— Но… тебе совсем не обязательно плыть по Морю, чтобы достигнуть этих Орлиных Высот! Мы можем пройти по суше, я уверена! У Тиу мать была из племени Тюленя, так что он хорошо знает этот остров и по моей просьбе нарисовал его мне на песке. Мы могли бы выйти прямо сейчас…

И снова до них донесся голос Бейла.

— Но ведь и ты им не доверяешь! — выкрикнула Ренн.

— Я доверяю… некоторым, — сказал он. — Наверное, доверяю.

— И что же это означает?

— Что наверняка я знаю одно! — вдруг разозлился Торак. — Все мои друзья оказываются ранены или убиты, когда они со мной. Это случилось и с Ослаком, и с тем кабаном. Так что тебе лучше держаться пока от меня подальше. И остаться здесь, с Волком.

— Нет! Торак, я…

— Держи Волка при себе, и пусть никто из племени Тюленя вас не видит.

— Значит, ты окончательно решил отправиться вместе с ними на эти Высоты?

— Ренн, я должен!

Она явно пыталась что-то придумать.

— Тогда мы последуем за тобой по суше. Мы с Волком. Тебе, возможно, понадобится наша помощь.

Торак посмотрел ей прямо в глаза, понял, что разубедить ее не удастся, и один раз коротко кивнул.

— Торак! — снова крикнул Бейл.

Торак быстро опустился на одно колено, прижался лбом ко лбу Волка и прошептал ему на ухо что-то непонятное. Волк в ответ коснулся носом подбородка Торака и тонко присвистнул.

Потом Торак поднялся и стал решительно подниматься на вершину холма, снова направляясь в ту сторону, откуда они только что пришли.

— Старайтесь получше прятаться, — бросил он Ренн через плечо. — И осторожней: берегитесь токорота!

Ренн с тревогой огляделась. Ей очень не хотелось, чтобы Торак уходил и оставлял ее здесь, на этом пустынном холме.

Но он уже ушел — бесшумно, как волк, растворился среди деревьев.

Глава двадцать четвертая

Сердце Волка _24.jpg

— Торак! — орал Бейл. — Торак! Где ты?

Торак рысью спускался с холма к маленькому пляжу с белым песком. Бейла он видеть не мог, но прекрасно слышал, как тот продирается сквозь березовую рощу.

Спотыкаясь от усталости, Торак рухнул на песок и прислонился к валуну, переводя дыхание. Саднили многочисленные ссадины и царапины. Измученное тело слушалось плохо. В душе росла тревога. Было просто чудесно вновь увидеть Ренн и Волка, но он ужасно боялся за них. Что, если с ними что-нибудь случится?

В призрачных рассветных сумерках слабо светился песок на пляже. Торак разглядел свои неровные следы, ведущие из березовой рощи, и вдруг рядом, к своему ужасу, заметил следы Волка и Ренн. Если их увидит Бейл…

Среди берез мелькнул огонек факела. Бейл шел прямо к нему. Скорей!

Торак уже собрался бежать к нему навстречу, но не успел: из-за деревьев выступили две знакомые фигуры, и он услышал голос Асрифа:

— Я же говорил тебе, что он сбежит! Испугался пути до Орлиных Высот, вот и удрал, а потом в лесу спрятался.

Торак метнулся назад и присел за валуном, желая послушать продолжение разговора.

— Возможно, — ответил Бейл. — Впрочем, может быть, он просто попал в беду. — Торак удивился: в голосе Бейла звучала искренняя тревога. — Я не видел даже, выбрался ли он на берег.

— Ну и что? — хмыкнул Асриф. — Ты не обязан за ним присматривать. Я знаю, ты считаешь иначе, потому что он моложе тебя, но, Бейл, он ведь не брат тебе!

— Это я и без тебя знаю, — отрезал Бейл. — Но надо было все-таки убедиться, что он сумел вернуться на берег. В Море такому новичку оставаться небезопасно, особенно сейчас. Если люди из племени Корморана правы…

— Будем надеяться, что нет, — быстро сказал Асриф.

Торак вышел из-за валуна.

— И в чем же они правы? — громко спросил он, бредя к ним по песку и на ходу старательно заметая прошлые следы.

— А с тобой-то что случилось? — крикнул Бейл. В руках у них с Асрифом были факелы из перекрученной ламинарии, вымоченной в тюленьем жире. В неровном свете факела лицо Бейла выглядело усталым и измученным. — Где ты был?

— Доказательства искал, — сказал Торак. — Доказательства того, что я не лгал.

Лицо Бейла замкнулось.

— Придумай-ка историю получше. Тебя ведь почти всю ночь не было.

— Я попался в тюленью сеть.

— В тюленью сеть? — фыркнул Асриф. — Вот уж теперь ты точно врешь! Мы никогда не ставим сети так близко от стоянки — здесь ведь нет никаких тюленей!

— Может, тюленей и нет, — сказал Торак, — да только сеть была, и я именно в нее и угодил. Я вам покажу.

Молясь в душе, чтобы сеть не унесло приливом, он повел их через березовую рощу на берег. Затем, кое-что вспомнив, он предложил подняться чуть выше, на еще сухую полоску песка.

— Мне показалось, ты говорил, что у берега есть сеть, — сказал Бейл.

— Она там, но здесь тоже есть один интересный след. Я сперва вам его покажу.

Ему повезло. Прилив еще не добрался до отпечатков ног токорота, которые были ясно видны при свете факелов.

Бейл опустился возле них на колени.

— Что за существо могло оставить такие следы?

Торак колебался.

— Это страшное существо, — тихо сказал он.

— Эй, я, по-моему, нашел эту сеть! — услышали они крик Асрифа. Он уже вытащил сеть на камни, когда они подбежали к нему. — Но кому пришло в голову ставить тут сеть? — пробормотал он. — Ведь ни один тюлень так близко к берегу не подплывает.

— Они не на тюленей охотились, — сказал Торак, — а на меня.

И снова Асриф презрительно фыркнул:

— Ты все выдумываешь!

— Нет, по-моему, он говорит правду, — возразил Бейл, опускаясь на колени и внимательно рассматривая сеть. Потом перевернул ее и заметил: — А тот, кто ее поставил, знал, что делает!

— Почему ты так думаешь? — спросил Торак.

Бейл посмотрел на него.

— Когда ставят сеть на тюленей, то в верхний ее край продевают крепкую веревку, но крепят к скале лишь одним концом, а второй оставляют свободно висеть в воде, как и весь нижний край сети. Когда тюлень заплывает в сеть, он натягивает веревку, и сеть обматывается вокруг него.

— Ну что ж, так оно и случилось, когда я угодил в эту ловушку! — с чувством сказал Торак. И будто снова почувствовал, как скользкие водоросли опутывают его ноги…

— А посмотрите-ка на это! — Бейл показал им на два ряда зазубренных костяных крючков, которые, как клыки, торчали на двух противоположных краях сети. — Такая сеть уж точно если сомкнётся, то тюленю больше не вырваться.

Торак кивнул:

— А я все никак не мог понять, как это я внутрь попал, а выбраться не могу.

Бейл встал и с подозрением спросил:

— И как же ты все-таки выбрался?

Говорить правду Тораку не хотелось.

— С помощью ракушки, — сказал он. — Отодрал от скалы ракушку и разрезал веревки.

Бейл посмотрел на растерзанную сеть и изумленно поднял брови.

Торак упрямо смотрел на него. Врать Бейлу было противно, но все-таки он еще недостаточно ему доверял. Нет, единственный способ скрыть ото всех появление на острове Ренн и Волка — это стоять на том, что выбрался он самостоятельно.

— Это не важно, как я выбрался, — махнул он рукой. — Важно другое: верите ли вы мне. На остров Тюленей проникло злобное существо, это оно разносит болезнь. И нам необходимо поскорее раздобыть средство для исцеления от нее.