Младшие ангелы

Розами из рук смиренниц,
Приносящих покаянье,
Выиграно состязанье,
Побежден был отщепенец.
Наша сторона отбила
Душу у нечистой силы,
В бегство обратив лукавых
И цветами закидав их.
Вместо адских мук, с печалью
Боль любви они познали.
Перед ней сдалась природа
Сатаны, их коновода.
Он не снес ее укола.
Милосердье побороло.

Более совершенные ангелы

Останки несть в руках
Для нас мученье.
Будь из асбеста прах,
Он — жертва тленья.
Дух с веществом входил
В союз условный.
У ангелов нет сил
Рвать связи кровной.
Но двойственность пройдет,
И боль отляжет.
Одна любовь с высот
Решит и вяжет.

Младшие ангелы

Вон над вершиною
Этой скалистой
Нечто невинное,
След чей-то чистый.
Мгла тонкостенная,
И в промежутке —
Души блаженные,
Дети, малютки.
Чуждые бремени
Горестей лишних,
Дышат вне времени
Славою в вышних.
Ощупью шарящий
Дух для начала
Пустим в товарищи
К братии малой.

Блаженные младенцы

Примемте, братья,
В виде коко́на
Ангела в платье
Куколки сонной.
Ткани придаточной
Скинемте нити.
Дух уж достаточно
Вырос в развитье.

Doctor Marianus. [262] Возвеститель почитания богоматери (в высочайшей чистейшей келье)

Здесь вид открыт с высот
И к высям дух уводит.
Вон женщины в полет
За облака уходят.
Средь них, блестя каймой
Своею многозвездной,
Горит венец самой
Владычицы небесной.

(Восторженно.)

Миродержица, склонись
В лицезримой тайне
Всей твоей, взнесенной ввысь,
Синевой бескрайней!
Славословий не отринь,
Я от чувств наплыва
Воссылаю в эту синь
Их благочестиво.
Беззаветно верен дух
Твоему приказу.
Ты души любой недуг
Умеряешь сразу.
Приснодеву, деву-мать,
Госпожу вселенной,
Радостно мне величать
Песнью вдохновенной.
Прильнув с моленьем,
К ее коленям,
Горсть грешниц, каясь
И здесь спасаясь,
Взывает к тверди
О милосердье.
Дева безневестная,
Ты для жертв обмана
Пристанью небесною
Будешь постоянно.
Слабых женщин скользок путь,
Где найти спасенье?
Как самим им разомкнуть
Цепи искушенья?
Как не поскользнуться им
На дороге вязкой?
Нежный взгляд неотразим,
Манят лесть и ласка.

Парящая Mater gloriosa (Божья Матерь в славе небесной) движется навстречу.

Хор кающихся грешниц

Души пристанище!
Святою силой
От боли ранящей
Спаси, помилуй!
Ты, беззакатная,
Ты, благодатная!

Magna peccatrix. Великая грешница [263]

(Ев. от Луки, 7, 36)

Ради слез, что на пороге
Я роняла внутрь кувшина,
Омывая миром ноги
Твоего святого сына,
Дорогой амфоры ради
И волос, которых шалой,
Горько выбившейся прядью
Я потом их утирала, —

Mulier Samaritana. Жена Самарянская [264]]

Ради пастбищ Авраама
С бьющей родниковой жилой,
Где водою тою самой
Я Спасителя поила,
Ради чистого потока,
Вылившегося оттуда
И по всей земле широко
Разбежавшегося всюду, —

Maria Aegyptiaca (Acta sanctorum).

Мария Египетская [265]

(Ев. от Иоанна, 4)

Ради той святой гробницы,
Вход куда был прегражден
Мне незримою десницей,
Ради памятных времен
Тех, когда я в покаянье
Сорок лет жила в тоске
И в пустыне завещанье
Написала на песке, —

Все три

Ты, что к осужденной грешной
С помощью всегда приходишь,
Кающихся безутешно
До высот своих возводишь,
Ты и этой неповинной
Грешнице прости деянье,
В жизни только раз единый
Согрешившей по незнанью.

Una pоеnitentium. Одна из кающихся, прежде называвшаяся Гретхен (прижавшись к ним)

Оплот мой правый,
В сиянье славы,
Склони свой лик над счастием моим.
Давно любимый,
Невозвратимый
Вернулся, горем больше не томим.
вернуться

262

Doctor Marianus — «Доктор Марианус» (то есть погруженный в молитвенное созерцание девы Марии) — таков почетный титул многих мистиков.

вернуться

263

Великая грешница — евангельская грешница Мария Магдалина.

вернуться

264

Жена Самарянская. — В беседе с ней у колодца Иакова Христос сказал, что он даст ей воды, испив которую «уже не будешь жаждать вовек»; имеется в виду вода «веры», о которой и поет здесь самаритянка.

вернуться

265

Мария Египетская. — В «Житиях святых», на которые ссылается здесь Гете, сказано о Марии Египетской, что она, долгие годы бывшая блудницей, решилась покаяться и пошла в церковь; незримая сила оттолкнула ее назад, как недостойную грешницу, но богоматерь чудесным образом снова перенесла ее во храм. После этого она ушла в пустыню, где прожила сорок восемь лет в покаянии и перед смертью написала на песке просьбу, обращенную к монаху, о христианском погребении и поминании ее души.