— Тогда я позову волка, чтобы он съел тебя, — сказала ласточка и полетела искать волка.

В дремучем лесу встретила она волка, который обгладывал оленя.

— Волк, волк! — сказала ласточка. Прилетела я из дальних краев. Устала я от долгого перелета, присела на дерево. Не успела вздремнуть, как свалилась на землю и ушиблась. На крылышке моем выступила капелька крови. Попросила я соломинку стереть капельку крови, но она отказалась. Обратилась к козленку, чтобы он съел соломинку, но и козленок меня не послушал. Пошел бы ты со мной и съел бы козленка.

— Не мешай мне, я занят, — прорычал волк.

— Погоди же, волчище! Я приведу горца, чтобы он застрелил тебя, — сказала ласточка и полетела в ближайший аул.

Встретила ласточка одного горца и сказала ему:

— Добрый горец! Прилетела я из дальних краев. Устала от долгого перелета и присела на дерево. Но не успела вздремнуть, как свалилась на землю и ушиблась. На крылышке моем выступила капелька крови. Попросила я соломинку стереть капельку крови, но она отказалась. Обратилась к козленку, чтобы он съел соломинку, но и козленок меня не послушал. Тогда я попросила волка, чтобы он съел козленка, но волк только грозно зарычал на меня. Сделай милость, добрый горец, убей волка.

— Занят я, некогда мне ерундой заниматься, — ответил горец.

— Запомни, горец, я позову мышку, и она перегрызет струны твоего пандара[174].

Полетела ласточка дальше и увидела на пшеничном поле мышку.

— Мышка, мышка! Прилетела я из дальних краев. Устала от долгого перелета и присела на дерево. Не успела вздремнуть, как свалилась на землю и ушиблась. На крылышке моем выступила капелька крови. Попросила я соломинку стереть ее, но та отказалась. Обратилась к козленку, чтобы он съел соломинку, но и козленок меня не послушал. Тогда я попросила волка, чтобы он съел козленка, но волк только грозно зарычал на меня. Попросила я горца убить волка, но тот сказал, что занят своим делом. Мышка, миленькая, перегрызи струны на пандаре горца.

— Убирайся сейчас же! — ответила мышка. Если люди уберут свою пшеницу, то я останусь на зиму без еды.

— Не пойдешь, значит. Тогда я приведу кота, чтобы он съел тебя, — сказала ласточка и полетела искать кота.

Летит она, летит и видит у одного плетня на подстилке из перьев лежит, раскинув лапки, кот и греется на солнышке. Говорят ласточка коту:

— Кот, пушистый хот! Прилетела я из дальних краев. Устала от долгого перелета в присела на дерево. Не успела вздремнуть, как свалилась на землю и ушиблась. На крылышке моем выступила капелька крови. Попросила я соломинку стереть ее, но та отказалась. Обратилась к козленку, чтобы он съел соломинку, но и он меня не послушал. Тогда я попросила волка, чтобы он съел козленка, но волк только грозно зарычал на меня. Попросила я горца убить волка, но и тот сказал, что занят своим делом. Стала я умолять мышку, чтобы она перегрызла струны пандара горца, но и мышка сослалась на свою занятость. Пушистый кот, съешь, пожалуйста, мышку.

— Не до тебя мне, ласточка, — повел усами кот. — Я сыт и греюсь сейчас на солнышке.

— Хорошо, усатый котище. Попрошу ветер, чтобы он развеял твою подстилку из перьев, — сказала ласточка и полетела на край света, откуда дул ветер.

Села ласточка на краю света и говорит:

— Ветер, ветер! Прилетела я из дальних краев. Устала от долгого перелета и присела на дерево. Не успела вздремнуть, как свалилась на землю и ушиблась. На крылышке моем выступила капелька крови. Попросила я соломинку стереть ее, но она отказалась. Обратилась к козленку, чтобы он съел соломинку, но и козленок меня не послушал. Тогда я попросила волка, чтобы он проглотил козленка, но волк, только грозно зарычал на меня. Попросила я горца убить волка, но и тот сказал, что занят своим делом. Стал я умолять мышку, чтобы она перегрызла струны пандара горца, но и мышка сослалась на свою занятость. Обратилась я к коту, чтобы он съел мышку, но кот лишь лениво пошевелил усами. Пожалуйста, ветер, подуй сильно и развей подстилку из перьев кота!

— Хорошо, — согласился ветер, — сейчас я дую на той стороне, а потом начну дуть на этой стороне земли.

Через некоторое время поднялся сильный ветер, готовый снести все на своем пути.

— Я иду съесть мышку, не развевай, ветер, мою подстилку из перьев, — попросил кот и бросился искать мышку.

— Я перегрызу струны пандара горца, — заспешила мышка, издали почуяв приближение кота.

— Я готов перестрелять всех волков, только не перегрызи струны пандара, — взмолился горец.

— Мне ничего не стоит проглотить козленка, — прорычал волк, испугавшись горца.

— Где тут соломинка?! — заблеял козленок.

Увидев козленка, испуганная соломинка вытерла запекшуюся кровь на крылышке ласточки.

Ниже приводится вариант сказок № 135 и 136. (скорее, № 135, со 136 просто совпадает по типу)

Записала Ж. Торшхоева в 1969 г. на ингушском языке от Б. Бекбузаровой, с. Мужичи ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Иголка

Вышла иголка играть и испачкала себе ногу. Почистить ее она попросила травинку.

— Лучше я от ветра буду качаться, чем чистить твою ногу, — ответила травинка.

— Тогда я позову козленка, чтобы он съел тебя, — сказала иголка.

— Ва, козленок, травинка не хочет почистить мою ногу, съешь ее.

— Лучше я буду питаться сочной зеленой травой, пить студеную родниковую воду, чем ходить за твоей травинкой, — ответил козленок.

— Тогда я приведу волка, чтобы он проглотил тебя.

— Ва, волк! Травинка не хочет почистить мою ногу, козленок не хочет съесть травинку. Съел бы ты козленка.

— Чем бегать за этим козленком, лучше я овец из отары буду таскать, — ответил волк.

— Я позову пастуха, чтобы он убил тебя, — сказала иголка.

— Ва, пастух, пастух!

— Что такое, что такое?

— Травинка не хочет почистить мою ногу, козленок не хочет съесть травинку, волк не хочет съесть козленка, убей волка!

— Чем убивать волка, лучше я буду играть на своем пандаре, — ответил пастух.

— Тогда я позову мышку, чтобы она перегрызла струны твоего пандара.

— Ва, мышка, мышка! Травинка не хочет почистить мою ногу, козленок не хочет съесть травинку, волк не хочет съесть козленка, пастух не хочет убить волка. Пойди, перегрызи струны его пандара, — стала просить иголка.

— Лучше я буду веселиться, бегая из норки в норку, чем грызть струны пандара, — сказала мышка.

— Я позову кошку, чтобы она тебя съела, — сказала иголка и отправилась к кошке.

— Ва, кошка, кошка! Травинка на хочет почистить мою ногу, козленок не хочет съесть травинку, волк не хочет съесть козленка, пастух не хочет убить волка, мышка не хочет перегрызть струны пандара. Приди, кошка, съешь ее.

— Чем бегать за мышкой, лучше я буду здесь лежать на мягкой пуховой подстилке, — сказала кошка.

— Я позову ветер, чтобы он развеял перья твоей подстилки, — сказала иголка.

— Ва, ветер, ветер!

— Что такое? Что такое?

— Травника не хочет почистить мою ногу, козленок не хочет съесть травинку, волк не хочет съесть козленка, пастух не хочет убить волка, мышка не идет перегрызть струны пандара пастуха, кошка ленится встать с пуховой подстилки. Приди, ветер, развей перья ее подстилки, — сказала иголка.

Примчался ветер и развеял перья подстилки. Кошка кинулась за мышкой. Мышка помчалась перегрызть струны пандара. Пастух бросился убивать водка. Волк рысцой пустился за козленком. Козленок побежал съесть травнику. Травинка стала чистить ногу иголке. Так иголка заставила почистить себе ногу.

136. Блошка и вошка

Опубл.: ИФ, с. 66.

Записана в 1939 г. на ингушском языке от Л. Манкиева, с. Долаково ЧИАССР.

вернуться

174

Пандар — гармоника, балалайка. (?)