— Я этого так на оставлю, — решил Цаген.

Он сшил себе шапку из белых, красных, черных, коричневых, желтых, синих лоскутов и хотел с ее помощью обмануть торговцев.

А сделал он это так. Пришел в харчевню. Дал служителю харчевни денег и сказал:

— Завтра за эти деньги приготовьте мне еду. Перед уходом я помашу этой шапкой, а вы мне ничего не говорите.

— Хорошо, мы ничего не скажем, — ответил хозяин харчевни.

Так же договорился Цаген и в двух других харчевнях. На следующий день повстречал Цаген торговцев, которые за цену козы купили у него быка, и пригласил их в харчевню.

— Сыты мы, только что пообедали, — отказались торговцы, но Цаген чуть ли не силой потащил их в харчевню.

Поели они, попили, а выходя, Цаген не стал платить за съеденное и выпитое, а лишь помахал своей пестрой шапкой.

— Что же ты не платишь, Цаген? — спросил один торговец.

— Разве у меня нет шапки? С такой шапкой в харчевне не платят, — серьезно ответил Цаген.

Во второй харчевне, как и в первой, Цаген лишь помахал шапкой, а платить не стал.

Тогда другой торговец спросил Цагена:

— Не продашь ли ты эту шапку?

— Не продам, — грубо ответил Цаген.

Стали торговцы упрашивать его.

Наконец Цаген сказал:

— Ладно уж, продам, если вы так сильно просите.

— Сколько просишь? — спрашивают.

— Сто тума, — ответил Цаген.

Они стали упрашивать его, чтобы он уступил шапку за восемьдесят тума, но Цаген не соглашался.

Уплатили они ему сто тума. Цаген забрал эти деньги и задаток из третьей харчевни и отправился домой. Предполагая, что обманутые торговцы придут отбирать деньги, Цаген вырыл во дворе дома глубокую яму.

В это время торговцы зашли в харчевню, поели-попили и, махая шапкой, стали выходить из харчевни.

— В чем дело? Почему денег не платите?

— У нас же шапка, — сказали, переглядываясь, растерянные торговцы.

— Вы что, с ума сошли? Большое дело шапка! Сейчас же платите!

Пришлось им за все заплатить сполна.

Возмущенные обманом Цагена, решили они забрать обратно свои деньги. Подходят к дому Цагена и кричат;

— Ц-а-г-е-н!

А Цаген не откликается, будто не слышит.

— Ва, Ц-а-г-е-н! — второй раз крикнули торговцы.

— Кто там кричит? Кому я нужен? Пусть ко мне входят! — крикнул из комнаты Цаген.

Первый вошел во двор самый старший из пришедших, упал в яму, вырытую Цагеном, и убился насмерть. Ждут двое других, а тот не выходит.

— Пойду-ка я посмотрю, что они делают. Наверное, Цаген не возвращает денег, — сказал второй своему другу и отправился во двор.

Как и первый, он упал в яму и убился насмерть.

Третий ждал-ждал их, подумал, что они хотят разделить эти деньги между собой, и быстро направился во двор Цагена.

Как и другие, он упал в яму, и его постигла та же судьба.

Цаген сидел довольный, закинув ногу на ногу, и думал про себя: «Ну, сукины дети, больше никого вы не сможете обмануть!»

В это время к их дому-подошел попрошайка:

— Дай мне милостыню!

— Милостыню я тебе дам, да вот похоронить одного покойника надо. Если ты его похоронишь, я заплачу тебе пять тума, — сказал Цаген попрошайке.

Цаген быстро подготовил одного из покойников и отдал нищему. Тот взял лопату, взвалил на спину покойника и отправился хоронить. До его возвращения Цаген подготовил второго покойника и, когда нищий вернулся, сказал:

— Нужно было могилу вырыть поглубже, видишь, покойник вернулся. Возьми его, да похорони поглубже.

До вечера нищий рыл могилу, похоронил покойника, и вернулся к Цагену.

— Я же говорил тебе, рой могилу поглубже, покойник опять вернулся, — сказал Цаген, указывая на третьего покойника.

— Клянусь богом, ты больше не вернешься, так я тебя глубоко закопаю, — сказал нищий.

День и ночь рыл он могилу и наконец на рассвете, похоронив покойника, шел обратно и встретил муллу в белой абе[171].

Приняв его за возвращавшегося покойника, нищий воскликнул:

— Будь ты проклят вместе со своим отцом и братьями, долго ли ты будешь возвращаться? — и ударом лопаты расколол череп мулле, похоронил его и вернулся к Цагену.

— Почему ты так долго не приходил? — спросил у нищего Цаген.

— Днем и ночью я рыл могилу и похоронил покойника, а на обратном пути вновь с ним повстречался. Ударом лопаты я расколол ему череп и опять похоронил. Вот почему я задержался, — ответил нищий.

— Напрасно ты убил чужого человека, — сказал ему Цаген, уплатил пять тума и отпустил нищего. Он засыпал во дворе яму и стал жить припеваючи.

115. Цаген и его глупая жена

Опубл.: ИФ, т. II, с. 222.

Записал А. У. Мальсагов в 1962 г. на ингушском языке от А. Евкурова, с. Олгеты ЧИАССР.

У Цагена была глупая-преглупая жена, о чем знал весь аул.

Как-то в отсутствие Цагена мимо их сакли проходил один человек.

— Ва, мужчина, откуда ты идешь? — обратились к нему жена Цагена.

— Иду с того света, — ответил мужчина. — А почему ты спрашиваешь?

— Да у нас недавно умер отец. Не видел ли ты его на том свете?

— Так ты его дочь?

— Да! Не видел ли ты там нашего отца?

— Я сейчас иду с того света. Ваш отец просил меня сказать о своем бедственном положении и попросил прислать ему двадцать тума.

— Когда ты обратно возвратишься на тот свет?

— Да через несколько дней.

— Передашь ли ты ему деньги?

— Конечно, передам, — обещал незнакомец.

Жена Цагена продала за двадцать пять тума последнюю корову.

— За двадцать тума он замолит свои грехи, а пять тума ему пригодятся, — с такими словами жена Цагена отдала незнакомцу деньги.

Через некоторое время возвратился Цаген, и жена обо всем ему рассказала. Цаген быстро оседлал коня и пустился на поиски незнакомца. Увидев погоню, человек, взявший деньги у жены Цагена, забежал на мельницу и говорит мельнику:

— Спасайся, сюда приближается человек, который убивает всех мельников. Давай поменяемся одеждой, а ты спрячься в бункере под зерном.

Только мельник спрятался, как в мельницу влетел запыхавшийся Цаген:

— Куда делся вор, который только что сюда заскочил? — закричал Цаген.

Незнакомец, переодетый в мельника, ответил:

— В этот бункер он не спускался, — а сам так и тычет пальцем в бункер.

Вытащил Цаген из него дрожащего мельника и спрашивает:

— Ты что здесь делаешь?

Мельник рассказал Цагену обо всем. Настоящий мельник и Цаген повздорили, а незнакомца и след простыл: он ускакал на коне Цагена. Понял Цаген, что его надули и, понурив голову, пешком возвратился домой. Увидела его жена и спрашивает:

— Куда ты так быстро исчез и почему возвратился без коня?

— Да я беспокоился, что отцу твоему на том свете придется ходить пешком, поэтому догнал незнакомца и отдал ему нашего коня, — ответил Цаген.

Жена была очень довольна, что Цаген с таким уважением относится к своему тестю.

116. Цаген и горец

Записал А. О. Мальсагов в 1962 г. на ингушском языке от Л. Мальсаговой, г. Грозный,

Личный архив А. О. Мальсагова.

На пхегате собрались горцы. Один из них начал хвастаться:

— Самым богатым человеком в нашем крае был мой отец. Много табунов коней, стад коров, отар овец было у него. Он загонял их на ночь в огромный сарай, такой огромный, что не успеет молодой жеребенок пройти по нему из одного конца в другой, как становится настоящим конем.

— Разве это богатство? — вмешался в разговор Цаген. — Богатством счастлив не будешь. Вот мой отец, действительно, был счастливым человеком. Даже его жердь была счастливой. Этой жердью он доставал до небес. По своему желанию он разгонял тучи, и на землю падали благодатные лучи солнца.

— Ты врешь, — говорит горец, — где это видано, чтобы жердью можно было достать до небес?

вернуться

171

Аба — накидка, халат из материи.