Привел я второго муравья и запряг.

Умчали два муравья мою арбу, двух быков и семь мешков меду. А я оказался верхом на хворостине, которой погонял быков. Думал я, думал, как бы мне спрыгнуть с этой хворостины, и надумал: сойду, подложу на землю что-нибудь, снова взберусь на хворостину, а затем снова спрыгну».

— Ой, если ты слез, зачем тебе было вновь взбираться? — вмешалась, не удержавшись, гарбаш.

— Так-так, поди-ка сюда — сказал младший брат и вырезал во всю длину спины гарбаш три полосы кожи шириной с косу.

Вытащил он из нее двух братьев, а также кхизг и возвратился домой.

77. Спор о небылице

Опубл.: ЧФ, г. II, с. 107.

Записана от П. Мустапаева на чеченском языке, с. Гелдаган ЧИАССР.

Один мельник любил спорить о том, кто расскажет лучшую небылицу. Мельник ставил гирду[155] кукурузы, и бедняки всегда проигрывали.

Однажды на мельницу пришел бедный чеченец. Он принес гирду кукурузы, чтобы смолоть ее.

Говорит мельник чеченцу:

— Давай биться об заклад. Кто из нас расскажет лучшую небылицу, тот и получит гирду кукурузы.

— Давай побьемся, — согласился чеченец.

Первым начал небылицу мельник:

«Была у меня курица. Я ее хорошо кормил. Однажды запер я курицу в комнате и пошел по своим делам. На второй день открываю комнату и вижу: курица снесла столько яиц, что они заполнили всю комнату до потолка. Сама же курица вылезла через дымоход и уселась на верху трубы. Нанял я людей и вынес яйца во двор. Из этих яиц тотчас же вылупился полный двор кур и петухов. Я разозлился, схватил длинный шест и разогнал по двору всех кур и петухов. После этого все курицы и петухи превратились в одну курицу и в одного петуха».

Мельник закончил рассказ словами:

— Вот такова моя небылица.

— Хорошо, — сказал чеченец, — теперь я расскажу свою небылицу, а ты послушай.

«У меня было много ульев. На всех пчел была одна матка, которая следила за пчелами и их работой. Как-то раз матка исчезла.

Я поклялся во что бы то ни стало найти пчелиную матку и отправился на поиски. С тех пор прошло много времени, и я услышал, что матка находится далеко-далеко. Пошел я в то место. Ходил я, ходил и пришел туда, где находилась матка, и что же я вижу: вместе с шестью волами матка запряжена в плуг и пашет землю. Видно, на матке так много пахали, что дышлом перетерли ей всю шею. Распряг я матку, пришел домой и спросил у людей:

— Как мне залечить раны на шее пчелиной матки?

Умные люди посоветовали:

— Смешай сало с орехами и положи эту смесь на шею матки. Это самое хорошее лекарство.

Смешал я сало о орехами и смазал шею матки. Посла этого лег спать.

Проснувшись утром, пошел я осмотреть шею матки. Захожу в комнату и вижу: на ее шее выросло огромное ореховое дерево со спелыми орехами на ветвях.

Думал я сбить несколько орехов и бросил в дерево ком земля. Ком застрял на дереве. Из этого кома земли получился большой участок земли на три пахоты.

Шестью волами вспахал я этот участок за три дня. Потом засеял его арбузами и дынями. В страду осмотрел я участок. Там было много арбузов и одна огромная-преогромная дыня. Не смог я привезти дыню домой и шашкой рассек ее на две части.

Только я рассек шашкой дыню, как из нее выскочили заяц и охотники. Схватил я топор и бросился вдогонку зайцу. У испуганного зайца из-под хвоста выпал клочок бумаги. На нем было написано: „Гирду кукурузы выиграл бедняк“».

Так закончил свой рассказ чеченец. Мельник согласился с тем, что он победил его.

Бедняк-чеченец получил две гирды кукурузы.

78. Кто больше?

Опубл.: ЧФ, т. II, с. 98.

Записал писатель X Ошаев на чеченском языке от своего дяди Дуды.

Один бык протягивал голову за семь верст и щипал траву на лугу. Потом он протягивал голову за семь верст и пил воду из озера.

Вдруг из-за облаков налетел на быка огромный орел. Он схватил его когтями и скрылся в облаках. Долго летел орел, выискивая место, куда можно было бы опуститься с быком.

Наконец орел увидал большого козла, опустил быка на его рога и стал есть.

В тени бороды козла спал чабан. Орел съел быка, очистил свой клюв о лопатку быка и бросил ее. Она попала в глаз чабана, но он не проснулся.

Орел улетел.

Вечером, когда чабан гнал домой овец, он почувствовал, что в глазу щиплет. Потер глаз, но лопатка оставалась в глазу. Чабан пришел домой и рассказал матери:

— Нани, мне в глаз что-то попало. Вытащи.

Мать потянула за лопатку быка она не поддавалась.

— Так это бычья лопатка, — сказала мать и пошла звать соседа.

Потянули вместе с соседом лопатка не поддалась. Потом пришли еще люди и потянули вместе. Лопатка снова не поддалась.

В большом селении, где жил чабан, было девять тысяч домов. Собрали всех жителей, даже стариков и детей, привязали к лопатке цепи, потянули и вытащили лопатку из глаза чабана.

Жители села решили поставить на этой лопатка девять тысяч домов. Быстро построили на лопатке село и поселились в нем.

Жители села стали замечать, что по ночам их село вертится, словцо мельничный жернов.

Молодежь села решила узнать, что по ночам происходит с их селом. Они заметили лису, которая каждую ночь приходила к лопатке быка и глодала остатки мяса на ней.

На вторую ночь все, кто имел оружие, сто двадцать пять кантов подкараулили лису и застрелили ее. Утром жители села сняли шкуру с одного бока лисы. Из этой шкуры всем жителям сшили шубы.

Но перевернуть ее на другой бок, чтобы снять с нее остаток шкуры, они не смогли.

Утром за водой шла старая Жера-Баба.

— Так, значит, это и есть та самая лисичка, которую целое село не смогло перевернуть на другой бок? — сказала Жера-Баба и ковшом перевернула лису на другой бок.

— Из этой шкуры можно сшить моему трехлетнему внуку шубу, сказала Жера-Баба и сняла с лисы оставшуюся шкуру.

Жера-Баба сшила своему трехлетнему внуку шубу, но на рукава и воротник шкуры не хватило.

Узнайте, кто из них больше: бык, орел, козел, чабан, лиса, Жера-Баба или ее трехлетний внук?

79. Долг гостеприимства

Записал И. А. Дахкильгов в 1972 г. на ингушском языке от А. Хамхоева, г. Грозный.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Как-то полонили братья своего заядлого врага, который причинил им много вреда. Поэтому братья решали предать его жестоком пыткам. Связали они врага веревками по рунам и ногам и стали думать, как с ним поступить.

В это время братьям пришлось спешно куда-то отправиться.

Говорят они матери:

— Мы будем отсутствовать три дня и три ночи, а вернемся, подвергнем врага пыткам, которые он заслужил. Когда нас не будет, не давай ему ни пить, ни есть, как бы не просил.

Уехали братья. Прошел день, второй, на третий говорит пленник:

— Не дай мне умереть с голоду. Подай мне щепотку соли с чуреком и водицы.

— Наши велели ничего тебе не давать, — ответила мать.

— Пусть бог отвернется от тебя, если ты меня там будешь мучить! Завтра твои сыновья убьют меня, и я готов принять смерть. Сегодня же дай мне глоток воды и разреши коснуться кончиком языка пищи, попросил пленник.

Мать разжалобилась и дала ему поесть и попить.

Приехали сыновья домой, посмотрели на пленника и спрашивают мать:

— Дала ли ты ему поесть и попить?

— Дала, ответила мать.

— Напрасно ты это сделала. Разве мы можем убить человека, вкусившего в нашем доме пишу! Придется его еще раз полонить, а сейчас отпустим.

И братья отпустили своего злейшего врага, так как он вкусил в их доме пищу.

80. Четыре мудреца

Записал А. О. Мальсагов в 1960 г. на ингушском языке от Л. Мальсаговой, г. Грозный.

Личный архив А. О. Мальсагова.

вернуться

155

Гирда — мера объема сыпучих тел, равная 12 кг.