Вечером, после заката солнца, возвратился из лесу Шахсайт. Он распряг арбу, накормил-напоил коня и зашел в дом. Его взгляд упал на лежащие посреди избы окурки цигарок. Спросил он жену:

— У нас был кто-нибудь в гостях?

— Приходили двое, ответила жена, представились твоими друзьями, Шахраном и IIIамраном.

— И чем ты накормила их?

— Горячим чуреком и прокисшей простоквашей.

— А они ничего не говорили?

— Один сказал: «Видишь?», а другой ответил: «Сегодня ночью».

— Тогда постарайся спрятать как можно подальше этот курдюк, иначе они непременно украдут его. А прийти за ним они обязательно придут. Не смогут они устоять перед таким соблазном.

— Ладно, человек, — сказала жена и положила курдюк в сундук, ключи от которого спрятала в свои шаровары.

В полночь, когда Шахсайт с женой уже спали, пришли воры за курдюком. Кинжалом сорвали крючок, открыли дверь, на цыпочках подошли к печке, но, сколько они ни шарили, курдюка не обнаружили. Словно кошка, подкрался Шахран к постели и голосом Шахсайта проговорил:

— Ты надежно спрятала наш курдюк?

— Боже мой, дай же мне выспаться как следует. Я спрятала курдюк в сундук, а ключи привязала к учкуру[148] шаровар, — ответила жена спросонок.

Шахран взял ключи, открыл сундук, вытащил курдюк, и воры быстро покинули дом бывшего друга.

Проснулся вскоре Шахсайт и спросил жену:

— Ты в надежном месте спрятала курдюк?

— Послушай, что ты все переспрашиваешь меня? Я же сказала тебе, что спрятала в сундук, а ключ привязала к учкуру шаровар, — ответила недовольная жена.

«Что-то тут неладное, я ведь ее ни разу не спрашивал», — подумал Шахсайт и сказал об этом жене.

Тогда они быстро вскочили, подбежали к сундуку, но курдюка в нем не оказалось.

Наспех одевшись, Шахсайт бросился в погоню за ворами-друзьями. Он догнал друзей и стал прислушиваться к их разговору. Шахран, державший в руке курдюк, попросил Шамрана:

— Подержи курдюк, пока я отойду в сторону.

Ночь была темная, ничего вокруг не видно.

И как только Шахран ушел, Шахсайт подошел к Шамрану и промолвил:

— Давай теперь.

Как только курдюк оказался в руках Шахсайта, он поспешил домой. А Шахран, догнав Шамрана, скааал:

— Давай теперь курдюк!

— Э-э, разве я тебе его не отдал? — спросил в недоумении Шамран. Выходит, курдюк я отдал Шахсайту. Он перехитрил нас.

И они решили перехитрить Шахсайта и вновь завладеть курдюком. Обвязав голову нижней рубашкой, чтобы Шахсайт принял его за свою жену, Шамран обогнал Шахсайта и стал дожидаться его во дворе. Ждать пришлось недолго. Во двор вошел радостный Шахсайт и отдал курдюк Шамрану, думая, что отдает жене:

— Теперь надежно спрячь его.

Заходит Шахсайт в дом, а жена его сидит озабоченная.

— Разве не ты была сейчас во дворе? Клянусь аллахом, снова они его утащили, — сказал он и отправился вдогонку за курдюком.

Снова догнал Шахсайт своих друзей-воров и подслушал, что добычу друзья решили делить в солнечном могильнике[149].

Прибежав к могильнику раньше Шамрана и Шахрана, Шахсайт разделся догола, лег и стал ждать. Следом прибежали воры, чтобы разделить свою добычу. У окна могильника стояла свеча, которую воры не знали, где поставить.

— Давай поставим свечу на лоб покойника, — предложил Шахран.

— Неужели вы не дадите отдохнуть мне и после смерти? — воскликнул Шахсайт.

Испуганные Шамран и Шахран бросились наутек. А Шахсайт взял курдюк и пришел домой. На этот раз он разрезал курдюк на куски и закинул в котел, который был подвешен на цепи очага[150].

Жене он наказал, сидя у кипящего котла:

— Послушай, быстро сделай галушки и закинь их в котел!

А сам пошел делать намаз.

Шамран и Шахран пришли к Шахсайту и стали подслушивать. Они поняли, что курдюк вновь у Шахсайта.

Друзья-воры взобрались на крышу и через дымовое отверстие с помощью длинной палки вытащили из котла все куски курдюка. Жена тем временем закончила месить тесто и покидала галушки в котел. Когда она стала вытаскивать галушки, то курдюка в нем не оказалось, и жена спросила мужа:

— Эй, человек, послушай, а курдюка в котле нет, хотя бульон оказался жирным.

Муж не поверил жене и сам заглянул в котел. Убедившись, что курдюка в котле нет, он сказал:

— Пусть впрок вы будет этот курдюк! Надо было их угостить еще в первый приход!

Услышав это, сидевшие на крыше воры спустились в комнату Шахсайта, и все вместе с удовольствием поели злополучный курдюк.

72. Вор Малсаг и храбрец Малсаг

Записал И. А. Дахкильгов в 1974 г. на ингушском языке от 3. Цурова, с. Джайрах ЧИАССР.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Отважней всех на свете был храбрец Малсаг. Очень искусно обкрадывал богачей вор Малсаг. Стали они друзьями.

В то время жил один богатый князь. Башня его была полна золота и серебра. Повадились друзья в башню князя. Ночью подкатывали они к ней цара-цуру[151], поднимали крышу, вор Малсаг спускался за золотом, а храбрец Малсаг стоял в дозоре. Так им удалось несколько раз поживиться княжеским золотом и серебром.

Видит князь, что его богатство с каждым днем уменьшается. Решил он узнать, кто и как ворует его, и обратился к мудрецу:

— Окна и двери моей башни целы, а золото и серебро из башни исчезают. Как изловить этих воров?

— Поставь в башне котел с растопленным клеем, и вор попадется в него, — дал совет мудрец.

Князь так и поступил.

Только вор Малсаг спустился в башню, как попал в котел с клеем и завяз в нем. Долго ожидал его храбрец Малсаг, затем вошел в башню и спросил:

— Что ты так долго по выходишь?

— Нет мне теперь спасения, — сказал вор Малсаг. — Я увяз в клее. Придется расстаться с этим миром.

Ничем не мог помочь Малсаг своему другу.

— Жить на этом свете мне осталось лишь до утра, — сказал вор Малсаг. Перед рассветом снесут мне голову, а тебя, моего друга, убьют. Пусть моя кровь будет тебе впрок. Чем позволять это людям князя, лучше сам снеси мне голову.

Не мог храбрец Малсаг снести голову своему другу. Всячески стал упрашивать своего друга вор Малсаг. Пришлось храбрецу Малсагу снести ему голову. С большими почестями похоронил он голову своего друга.

Осмотрел князь башню и увидел в котле с клеем туловище человека без головы.

Опять обратился князь к мудрецу, а тот посоветовал:

— Привяжи тело вора к крупу его белого коня и отпусти вместе со своими людьми. Конь остановится у ворот его друга.

Князь так и поступил.

Конь с телом вора Малсага остановился у ворот храбреца Малсага. Храбрец Малсаг выскочил, догнал сопровождавших коня людей и посадил их в яму. Затем прирезал белого скакуна, а мясо спрятал в доме.

С большими почестями похоронил храбрец Малсаг тело друга в том месте, где похоронил его голову.

Опять обратился князь к мудрецу:

— Снова, мудрец, из твоей затеи ничего не вышло. Нет теперь ни тела покойного, ни его коня, нет и моих верных людей. Исчезли они, будто в небо взлетели или в землю ушли.

— Ничего, — сказал мудрец, видно, это хитрые воры. Распусти слух, что твой сын умрет, если не поест мясо того белого скакуна. На поиски этого мяса отправь хитроумную гам, она приведет тебя к дому вора.

Исполнил князь совет мудреца. Отправилась гам со двора во двор и, оказавшись во дворе Малсага, рассказала его жене, зачем она пришла.

Жена храбреца Малсага ничего не знала про дела мужа. Из жалости к сыну князя она дала гам мясо белого коня. Входит к себе во двор храбрец Малсаг и видит уходящую с его двора женщину. От своей жены он узнал, что она уносит мясо белого коня. Он понял, в чем дело, догнал гам и ее тоже посадил в яму.

вернуться

148

Учкур — рубец на шароварах, в который продевают шнур или тесьму для завязки.

вернуться

149

Солнечный могильник (мялхара каша) ― надземный склеп, в котором вайнахи в прошлом хоронили покойников; находились они обычно на солнечном склоне горы, где трупы подвергались естественной мумификации.

вернуться

150

Очаг разжигался на полу, а дым выходил в отверстие в потолке над очагом, где на цепи висел котел.

вернуться

151

Цара-цура — рычаг для поднятия тяжестей.