Как только юноша возвратился домой, он бросил в море печень быка, и море выбросило ему несметное количество золота. Наполнил он талсы золотом, взял много других вещей и пришел к девушке.

Сестра юноши между тем каталась на лодке по морю и веселилась. А у берега моря стоял Ахкепиг.

— Девушка, подгони свою лодку ближе к берегу, — крикнул Ахкепиг.

— О чем ты хочешь со мной поговорить? — спросила девушка.

— Будем жить вместе, и я стану твоим отцом, — оказал Ахкепиг.

— Был у меня отец, да ты убил его.

— Я заменил бы тебе мать!

— Была у меня и мать, да ты убил ее.

— Стал бы я тебе братом!

— Были у меня и братья, только ты убил их.

— Если бы ты согласилась, я стал бы твоим мужем, — сказал Ахкепиг.

Девушка сразу же приплыла на лодке к берегу. Тогда Ахкепиг сказал ей:

— Спрячь меня, пока не пришел твой брат.

Спрятала она Ахкепига в своей большой башне.

Приехал брат и пошел к сестре с двумя гончими. Учуяв запах постороннего, гончие стали разгребать землю.

Говорит сестра брату:

— Зачем ты водишь этих гончих, они только землю разгребают, гони их отсюда.

Брат выгнал гончих, но они не успокоились.

Послал брат гончих к невесте за подарками для сестры.

А сестра сказала Ахкепигу.

— Гончих нет дома, если ты убьешь брата, то мы счастливо заживем.

Брат, отправив гончих, снова вошел к сестре.

В это время на него из засады набросился с большим кинжалом в руке Ахкепиг, а сестра натравляла его.

Взмолился брат:

— Не сносите моей головы, не увечьте мое тело. Убейте меня другим способом!

У Ахкепига был медвежий коготь. Если этот коготь вонзался в сердце — человек умирал.

Ахкепиг повалил юношу, сдавил ему горло, вонзил коготь и сердце и убил его.

— Мы должны его быстро похоронить, — сказала сестра.

Невеста ничего не звала о смерти жениха.

Боясь, что гончие возвратятся, сестра и Ахкепиг вырыли яму и закопали юношу. Гончие вернулись, и сестра стала им плакаться:

— Заболел мой братик и божьей волей покинул этот солнечный мир.

Говорит гончим невеста:

— Ничем он не болел и, когда выходил из дому, был здоров.

Гончие раскопали яму и вынесли из него своего хозяина. Увидели они коготь в его сердце. Одна из гончих вырвала этот коготь и тут же сдохла, а юноша ожил. Бросилась вторая гончая и вырвала коготь у первой. Первая гончая ожила, а вторая тут же сдохла.

Гончая вспомнила, как она первый раз вырвала этот коготь, и поняла, что он вонзается в тело того, кто его вытащит. Гончая пошла на хитрость. Она палкой вытащила коготь, и вторая гончая ожила. Одна гончая побежала за вещами юноши и сообщила радостную весть невесте. Невеста принесла одежду, юноша оделся и с двумя гончими пошел к сестре.

— Ва, сестра, — сказал брат, — если бы я знал, что ты выйдешь за убийцу наших родителей и братьев, я выдал бы тебя замуж. Я не в силах убить тебя: мы с тобой единоутробные брат и сестра. Превратись же в колючку, которой можно занозить руки не в чистом поле, а только в заброшенных местах.

Гончие разорвали Ахкепига, а брат с женой стали жить счастливо.

36. Наказание тому, кто не расскажет сказку

Опубл.: ИФ, т. II, с. 163.

Записал А. О. Мальсагов в 1960 г, на ингушском языке от Ф. Чергизовой с. Верхние Ачалуки ЧИАССР.

Жили-были брат и сестра. Брат женился. У него родился мальчик. Брат созвал прядильщиц и наказал сестре чесать с ними шерсть[132]. Прядильщицы и сестра попросили брата рассказать сказку.

— Нездоров я, да и не умею рассказывать сказки, — сказал он, ушел в другую комнату и лег.

— Вы подождите, а я посмотрю, где мой брат, — сказала прядильщицам обеспокоенная сестра.

Заглянув в комнату, где лежал брат, она увидела, что у его изголовья, в ногах и у пояса стоят три духа. В испуге она остановилась. Стоявший в ногах дух сказал:

— Почему вы стоите и не вынесете осуждения человеку, который не рассказал сказку?

Дух, стоявший у изголовья, сказал:

— Мое решение такое. Завтра я отправлю его за шубой к тетке. Когда он тронется в путь, я превращусь в красивую гончую, укушу его и убью.

Дух, стоявший у пояса, сказал:

— Если ты не сможешь его убить и пропустишь, то я измучаю его жаждой и превращусь на его пути в родник, в который брошу яд. Он напьется воды и умрет.

Дух, стоявший в ногах, сказал:

— Если он минует и тебя, то я превращусь в змею и пролезу в левый рукав шубы. Когда он станет ее надевать, я ужалю его, и он умрет.

Стоявшая в дверях сестра еще расслышала:

— Пусть тот, кто перескажет то, что здесь слышал и видел, превратится в камень.

И духи исчезли.

Сестра с плачем вошла в комнату к прядильщицам.

— Я нездорова, сегодня больше не будем чесать шерсть, — сказала она и отпустила прядильщиц, а сама легла спать.

На рассвете брат собрался в дорогу.

— Оседлай скорее моего коня, — сказал он сестре, — я поеду к тетке за своей шубой.

Сестра быстро оседлала коня. Брат тронулся, а сестра взяла ножницы и пешком отправилась следом за ним.

Только они вышли из лесу, им встретилась красивая гончая. Брат соскочил с коня и поймал ее. Сестра мгновенно перерезала ей ножницами горло. Боясь, что сестра обидится, брат не сказал ей ни слова.

Отправились они дальше. На пути им попался родник. Брат спешился, хотел напиться, а сестра плюнула в родник. И тут брат ничем не высказал своего недовольства.

Прибыли они к тетке.

— Ай, умри у вас матерью рожденная![133] Почему ты приехал верхом, а сестра твоя пешком?

— Нам так больше нравилось, — ответили брат и сестра.

Вошли они в комнату, а тетка говорит:

— Примерь свою шубу, впору ли она тебе?

Брат сунул реку в правый рукав и только хотел продеть левый, как сестра тут же перерезала ножницами левый рукав. И тогда брат ничего не сказал сестре. Немного погостили они и отправились домой. По дороге брат вынул кинжал и сказал:

— Если не скажешь о причине своих поступков, то я сам себя заколю.

— Если я расскажу, то ты в этом горько раскаешься, мой брат, — ответила сестра.

— Ты должна рассказать. Если не расскажешь, я покончу с собой.

И сестра рассказала обо всем слышанном. Только она кончила свой рассказ, как превратилась в холодный камень.

— Пока я жив, не буду смотреть на этот свет, — сказал брат и лег у камня. Во сне кто-то сказал ему: «Убей своего единственного сына и его кровью полей камень, тогда сестра оживет».

Брат вскочил на коня и поскакал домой. Жена спрашивает мужа:

— Почему нет с тобой девочки?[134]

Муж рассказал обо всем случившемся и о сне, который ему приснился.

— Не теряй времени, разве ты не мужчина?! — сказала жена, взяла мальчика, и они тронулись в путь.

Дошли они до того места, где лежал камень. Жена держала руки и ноги мальчика над камнем золовки, а мужа заставила резать ребенка.

— Ох, как долго я спала! — сказала сестра и проснулась.

Убитый же мальчик бесследно исчез.

Тогда сестра, брат и жена направились домой. Когда они дошли до ворот, то им показалось, что в комнате горит яркий свет. Заглянув в окно, они увидели мальчика, играющего шариками.

Вот какое наказание ждет человека, который не расскажет сказку.

37. Мовсур и Магомед

Опубл.: ЧФ, т. II, с. 54.

Записал С. Эльмурзаев на чеченском языке от X. Магомадова, с. Шали ЧИАССР.

Много времени прошло с тех пор, как подружились Мовсур и Магомед. А когда они подросли, еще больше стали любить друг друга и еще крепче стала их дружба.

Однажды Мовсур вернулся с пастбища и сразу же лег спать. Он увидел сон, будто дочь князя Мусы Жовар, которая жила от села Мовсура на расстоянии трехмесячного пути, назначила ему день свадьбы. В то время, когда предрассветные звездочки разбегаются в небе в разные стороны и наступает третья часть ночи[135], Мовсур, словно олень, которого подстрелили на бегу, соскочил с постели.

вернуться

132

Имеется в виду белхи ― букв. «помочь», «работа»; помощь, оказываемая односельчанами тому или иному лицу.

вернуться

133

«Да, умри у вас матерью рожденная!» ― идиоматическое выражении, обозначающее ласковое обращение.

вернуться

134

Здесь, как и в других сказках, сноха не называет золовку собственным именем.

вернуться

135

«Третья часть ночи» ― считается, что в это время бывает самый крепкий сон.