— Что он говорит тебе после того, как выстрелит?

— Он говорит: «Какой я молодец и какой охотник!»

— Когда муж завтра произнесет эти слова, ты скажи ему: «Есть молодцы и охотники получше тебя, поброди только по свету, а не сиди все время дома», — такой совет дала ей ведунья.

На второй день после того, как муж выстрелил, жена говорит ему:

— Найдутся молодцы и охотники получше тебя, увидишь их, если отправишься странствовать.

— Ну-ка я посмотрю, есть ли молодцы и охотники лучше меня или нет, — сказал охотник и отправился в дорогу.

В пути он увидел башни. В них жили семь нартов со своей матерью.

— Примете ли гостя? — с этими словами охотник вошел в башню.

Мать нартов пекла лепешки из кукурузной муки, а нартов не было дома. Она ответила:

— Примем, конечно, как же не принять гостя? Но если мои сыновья узнают о твоем приходе, они убьют тебя. Быстро спрячься в подоле моего платья.

И она спрятала гостя в подоле своего платья.

Через некоторое время вернулись домой семь нартов.

— Нана, кто к нам пришел? — спросили они.

— Если вы дадите слово, что не убьете, скажу.

Услышав их обещание, мать вытащила охотника из подола своего платья.

— Это наш гость, нана? — смеясь, стали перебрасывать нарты гостя-охотника из рук в руки.

Натешились они своей игрой, но из-за слова, данного матери, не стали его убивать дома, а решили убить в дороге, когда он выйдет из их дома.

Вышли они и сели в том месте, где должен был проходить гость-охотник. Мать нартов накормила гостя-охотника, указала ему путь-дорогу и посоветовала уйти до прихода сыновей. Быстро оседлал охотник коня и тронулся в путь. Тут нарты заметили его и бросились в погоню.

Убегавший охотник встретил по дороге нарта Гончу[109], который пахал землю на восьми кабанах.

— За мной гонятся семь нартов, которые хотят убить меня. Спаси меня! — стал просить охотник у нарта Гончи.

— Убирайся, не пугай моих кабанов, ты портишь полосу вспашки! — закричал Гонча.

— Разве тебе эта пахота дороже моей жизни? Спаси меня! — снова взмолился охотник.

Тогда Гонча положил его вместе с конем в рот, в дупло зуба.

Подскакали нарты и говорят:

— Отдай нашего гостя!

— Гостя, который просит у меня помощи, я вам не отдам. Идите своей дорогой, не портите мне пахоту!

— Если не отдашь гостя, мы не уйдем! — сказали семеро нартов и хотели остановить пахоту.

Гонча прикрикнул на кабанов, и они понеслись на нартов, которые в страхе разбежались. А охотник сидел в дупле зуба Гончи и думал: «Я спрошу у него, как он лишился такого огромного зуба».

Как только нарты убежали, Гонча вытащил охотника вместе с конем из дупла своего зуба. Охотник спросил его:

— Расскажи, пожалуйста, как ты лишился зуба?

— Я занят пахотой и не могу остановиться и рассказывать тебе об этом.

— Я подожду до вечера, если ты мне расскажешь, — сказал охотник.

— Хорошо, вечером расскажу, а сейчас зайди в шалаш и жди меня, — сказал Гонча.

Гонча пахал до вечера, а вечером рассказал вот что: «Нас было семеро братьев, я был самым хилым. Была у нас единственная сестра. Эту сестру украл одноглазый нарт по имени Сарган. Мы, семеро братьев, отправились отбить ее. Пересекли семь гор и оказались в жилище Саргана. Сарган нас хорошо принял, расспросил и развел очаг. После этого воткнул в угли грязный вертел. Дал ему нагреться докрасна, а затем хватал каждого из нас и насаживал на этот вертел. Затем он положил вертел на угли и прилег отдохнуть.

Я оказался на самом краю вертела, и острие его не проткнуло мое сердце. Когда Сарган уснул, я соскочил с вертела, снял с него своих братьев, опять раскалил вертел и воткнул его в единственный глаз Саргана, а сам бросился бежать.

Проснувшись от боли, Сарган носился со страшным криком. Схватил он скалу и бросил ее мне вслед. Скала упала недалеко от меня и ударилась о другую. Несколько осколков от нее попало мне в скулу и выбило зуб. Я похоронил братьев в одной могиле, оставил вопящего Саргана и, не найдя следов сестры, пришел домой».

— Но ты житель гор, а не равнины, — сказал Гонча в конце своего рассказа, — возвращайся назад и живи своим трудом.

25. Храбрый кант

Опубл.: ЧФ, т. III, с. 121. Напечатана на русском языке под названием «Храбрый сын» в сборнике «Чудесные родники» (Грозный, 1963, С 142).

Записал И. Арсаханов в 1958 г. на чеченском языке от В. Сулейманова, с. Хасав-Юрт ЧИАССР.

У одного отца был единственный сын. Стал он взрослым и спросил у отца:

— Что это за башни вдали?

— В этих башнях живут семь нарт-орстхойцев.

— Я пойду к ним помериться силой, — сказал сын, взял шашку и пошел.

Юноша еще не дошел до этой башни, а мать нарт-орстхойцев говорит сыновьям:

— Сюда приближается какой-то человек. Видно, он очень сильный. Что будем делать? Натравим на него наших собак. Если он трус, они разорвут его.

И нарт-орстхойцы натравили на него собак. Ударами шашки кант изрубил всех собак.

Испуганные нарт-орстхойцы решили: «Это очень сильный человек, мы сделаем его своим братом».

Кант вошел в башню. Нарт-орстхойцы приветливо встретили его и сказали:

— У кого не было брата, у того он теперь есть.

И они выдали замуж за него свою сестру. Прошло время, и кант говорит:

— Я давно не видел своих отца и мать. Я соскучился по дому, и если вы не против, то проведал бы их.

— Поезжай, пожалуйста, — сказали нарт-орстхойцы, вместе с ним усадили на арбу сестру и проводили их.

— В дороге вам встретится небольшая речушка, и на вас наведут зеркало. Не бойтесь и смело гоните своих лошадей. Если вы промедлите, то очутитесь в нижнем мире, — предупредили нарт-орстхойцы.

Отправился кант с женой в путь.

Подъехали они к речушке, а на них навели зеркало. Кант смело погнал лошадей, но лошади и жена провалились в нижний мир, а кант удержался на берегу и не провалился. Ходил он по берегу и не знал, что ему делать. Увидел шалаш и вошел в чего. Через некоторое время в шалаш вошли еще трое.

— Пусть будет добрым твой приход! Будь нашим братом! — приветствовали они канта.

— И вас пусть добро не минует! — ответил кант, и они стали друзьями.

Однажды кант охотился и увидел девушку, которая ушла через отверстие в землю. Приехал он и рассказал об этом своим друзьям.

— Эту девушку мы давно приметили. Она живет в нижнем мире, — ответили ему друзья.

— Я обязательно доберусь до ее жилья, — сказал кант.

— В это отверстие не так-то легко пройти. Кто туда спустится, тот сгорит, — сказали ему друзья.

— Что бы ни случилось, я обязательно пойду туда, — настаивал кант.

— Тогда пойдем все вместе, — сказали друзья. — Ты наш гость, одного тебя мы не отпустим и первыми войдем в это отверстие в землю.

Первый обмотал себя веревкой и, спускаясь, сказал:

— Если закричу: «Горю!», то вытаскивайте.

Через некоторое время он крикнул: «Горю!», и они вытащили его.

Спустили в отверстие второго, тот крикнул «Горю!», и его вытащили. То же произошло и с третьим. Стал спускаться храбрый кант и сказал, чтобы на крик «горю!» его не поднимали, а спускали еще ниже. Через некоторое время он крикнул: «Горю! Горю!» — и друзья стали спускать его еще ниже.

Храбрый кант очутился в нижнем мире. Огляделся он по сторонам и увидел золотые башни, в которых сидели три очень красивые девушки. Две из них бросились обнимать канта и говорить:

— У кого не было брата, у того пусть он будет! Пусть будет добрым твой приход!

Третья девушка сразу влюбилась в него и стояла, повернувшись спиной. После приветствий кант сказал:

— Хотите, я подниму вас в верхний мир?

— Поднимайся вначале ты, а затем поднимешь нас. Твои друзья могут обмануть и не поднять тебя, — стали просить девушки.

— Нет, нет, я хорошо знаю своих друзей. Я не поднимусь первым, оставив вас здесь! — сказал кант и стал по одной поднимать девушек.

вернуться

109

Гонча и Сарган ― имена этимологии не поддаются. Последний сказителем С. Ахмадовым назван нарт-орстхойцем. Он не нарт-орстхоец, а одноглазый великан (примеч. К. Чокаева).