Елена Кабанова, Инесса Ципоркина

Стерва выходит сухой из воды. Как преодолеть полосу невезения

Наука оживать

Неприятности имеют привычку ходить косяками, точно сельдь. Или хамса. Не успеешь из одной выбраться — глядь, новая подоспела. И так несколько недель. Или месяцев. Или лет. В любом случае этот «неудачный» период может весьма основательно подорвать здоровье человека, его веру в себя, его умение общаться, его способность радоваться жизни. Большинство людей будто специально стремится «повесить» на себя вину за все недочеты, промахи, провалы и проколы — так, чтобы впредь не доискиваться истинной причины, а раз и навсегда придти к выводу: это про меня Пушкин писал «Нет ни в чем вам благодати; с счастием у вас разлад: и прекрасны вы некстати, и умны вы невпопад». Непруха, одним словом. Незачем и рыпаться.

Такой подход, конечно, положения не исправит, самочувствия не улучшит, энергии не прибавит. Именно поэтому множество книг про то, как побыстрее выйти из «полосы невезения», исповедуют одну и ту же тактику: становись оптимистом, дорогой читатель! Просто бросай все — и вперед, к радостному восприятию действительности, к хорошему настроению, к бодрому поведению! Оставь сомнения в том, что это вообще возможно: вдруг ни с того, ни с сего целое население целой страны (причем страны довольно плохо обустроенной, а потому вовсе не располагающей к радужным надеждам) поголовно превратится в оптимистов. Хотя кое-кому — а именно пессимистам — кажется: подобное может произойти, если в отечестве случится эпидемия атипичной психопатии, и все эти миллионы и миллионы наших граждан одновременно и бесповоротно спятят. И что прикажете делать с таким количеством психов? Особенно если их охватит радостное возбуждение — например, к дождю? Или к Восьмому марта? Не говоря уже о том, что оптимизм — идеология обоюдная. Кто-то сказал: «Пессимист считает, что хуже быть не может; оптимист — что может быть еще хуже».

Увы, но разочарование всегда, ухмыляясь, следует за надеждой. Оно словно стервятник, парящий над львиным прайдом: хищники уничтожат только часть своей жертвы, и падальщику всегда найдется чем поживиться, склевывая с костей остатки плоти. Вот и надежда так же не обгладывает дочиста своих «доверителей», следовательно, разочарованию есть что «поклевать». И тот, кто не является оптимистом по своей природе, а становится таковым «из соображений успешности», серьезно рискует. В определенный момент его основная задача — не достижение успеха, а сохранение иллюзий. Не такая уж это надежная стратегия. Но как, спрашивается, найти самую надежную? Существует ли она вообще, беспроигрышная тактика, наука побеждать?

Беспроигрышная — нет. Зато существует умение проигрывать без саморазрушения — и каждый из нас пользуется этой важной способностью в неприятные моменты, когда возникает впечатление, что все силы природы обращены против тебя. И все-таки нам не удается избежать стрессов и депрессий. Зачастую мы стараемся пережить тяжелый этап, впадая в состояние, близкое к спячке: глаза открыты, руки-ноги двигаются, мозг совершает привычные операции, но чувствительность понижена, восприимчивость слабая. Авось, проснувшись, ты обнаружишь, что за время «спячки» ситуация выправилась. К сожалению, в этом «сне наяву» можно упустить массу возможностей, помогающих выйти из кризиса. Зато сохраняется приличный запас душевных и физических сил. Есть и противоположный прием — лихорадочная деятельность. Весь организм работает на износ, ищет выход из тупика. Но даже отыскавши дверцу, ты можешь оказаться настолько измотана, что не в силах будешь ее открыть. Какую методику выбрать?

Это решение человек может принять только самостоятельно, исходя из свойств характера, а не из добрых советов типа: «Мы верим, ты сделаешь это! Мы ждем, когда ты встанешь грудью (сядешь задом)! Удача летит к тебе! Счастье поджидает тебя!» — подобного рода словеса необходимо делить даже не на семь, а на сто семнадцать. Ободрения действуют отнюдь не на всех. Если примерно пятую часть «испытуемых» аналогичные лозунги окрылят, то остальные четыре пятых они могут лишь здорово разозлить: «Тебя бы на мое место! Он, видите ли, в меня верит! А я вот в тебя не верю, трещотка ты этакая!» Естественно, подобный настрой ничего не принесет, кроме еще одного разочарования — разочарования в энтузиастах. Английский философ Эдмунд Берк вообще считал, что «богу было угодно даровать человечеству энтузиазм, чтобы возместить отсутствие разума». И он был прав по крайней мере в том, что разум способен с лучшими результатами помочь в любом болоте, в которое нас заводит именно энтузиазм.

То же и с выходом из полосы невезения. Если разобраться, что нас удерживается в этой «сумеречной зоне» — может, ее удастся преодолеть в кратчайшие сроки с минимальными потерями? Правда, множество людей предпочитает думать, что их удерживает в болоте несчастий какая-то высшая сила. И бороться, соответственно, с этой силой — дохлый номер. Хотя, присмотревшись, замечаешь, что у пресловутой «астральной отрицательной энергии» есть имя, телефон, факс и все прочие данные, известные соответствующим право- и здравоохранительным органам. Желаете узнать? Да пожалуйста!

Глава 1. Ящик Пандоры в твоем мозгу

Некоторые из нас склонны считать неудачу окончательным состоянием. И зависают в депрессивном состоянии на годы и годы. И происходит это не только в силу беспомощности и бездеятельности пострадавших, но и в силу небескорыстия спасателей. Желающие помочь неудачнику, что бы о том ни пели масс-медиа и художественные произведения, не всегда посвящают себя благородной миссии из одних только гуманных соображений. Они, как все, стараются получить свою долю. Ведь для целой социальной категории людские несчастья — хлеб насущный. Не веришь? Суди сама. Когда человек просит о помощи? Когда ему плохо. Чем он несчастнее, тем на большие траты и на больший риск готов пойти. А если, помимо дефицита денег, внимания, общения, комфорта у него обнаруживается дефицит времени, здоровья или еще чего-нибудь жизненно-важного — разве не кинется такой бедолага пробовать все средства, которые дают хоть какую-то надежду на облегчение? И что мешает мошенникам преизрядно ощипать отчаявшегося, предлагая тому «старинные китайские отвары», «суперсовременные западные технологии», «древнюю бежевую магию госпожи Серпентины»?

Думаем, ты согласишься, что преодолеть полосу препятствий бывает куда сложнее, если вокруг слишком много таких вот «помощников» и «советчиков», причем каждый из них старается содрать с тебя куш. Но ведь именно так обстоят дела: ты попадаешь в ловушку, но тебя спешат не вызволить, а выкупить — но только за твои же собственные деньги. Подобное практикуется и в родном отечестве, и во всем мире. Свободный рынок строится на том, что на любой товар, на любую услугу, на любую технологию непременно найдется покупатель. Почему бы не взять в оборот такие сферы жизнедеятельности, в которых даже не требуется реклама, где роль рекламных средств выполняет чувство отчаяния? А люди есть люди — они стараются делать деньги на всем, что подвернется. Их бесполезно упрекать — да и не в чем. Если, конечно, товар доброкачественный. Увы, но так бывает нечасто. В первых рядах неизменно выступают авантюристы и шарлатаны. Первые ведут разведку боем, вторые занимаются мародерством.

Вспомни-ка: разве тебе самой не доводилось, обнаружив проблему, искать способ ее решения? И каждый раз появлялась уйма довольно подходящих способов — что, как ни странно, лишь усугубляло и запутывало ситуацию. Ты неизменно сталкивалась с толпой коммивояжеров, которая фактически толклась у тебя в прихожей, восклицая: «Вы поправились после родов? Попробуйте это средство: ни диет, ни упражнений, ни режима, ни таблеток! Несколько сеансов психотерапии — и вы больше никогда не захотите есть!» — или что-нибудь в этом роде. Человек, чья проблема уже перешла в психологический комплекс, до определенного момента чрезвычайно доверчив, податлив, внушаем. А что в результате?