Изменить стиль страницы

«Р-3» по просьбе Белявского разведала систему противовоздушной обороны Моравской Остравы, узнала об армейском штабе, который расположился в костеле в Турзовке.

Координаты этих объектов передали в Центр радисты группы — Лидия Вербовская и Галина Сущева. Остальное, как говорится, было делом техники — советской авиационной техники.

Агент «Арапа» — «Матуш» сообщил, что по железной дороге Кощице—Богумин проследовала большая танковая часть. «Ора» передала эту информацию «Павлову». А к вечеру «Арап» получил срочный запрос. Центр сомневался в достоверности разведданных. Самолеты прочесали участок дороги, но танков не нашли.

Белявский разыскал «Матуша». Тот и сам был удивлен исчезновением танковой колонны. Подключили своих наблюдателей — наконец нашли. Оказалось, платформы по боковой ветке дошли до тупика в лесу и там разгрузились. Белявский сам лично перепроверил эту информацию, отмахав по лесу два десятка километров. И убедился: на опушке стояли замаскированные танки. Вскоре советские бомбардировщики уже бомбили колонну.

За этот период были и потери. Заместителя «Арапа» — «Остова» арестовало гестапо. Да и сам Белявский чуть не попал в лапы фашистов. Его спас подпольщик «Инженер», вытащив в последний момент из постели.

Возникали проблемы и со связью. У «Оры» не ладилось с передатчиком. Пришлось из двух «северков» собрать один, более менее работающий. Крепко помогал «Инженер», он выручал с питанием для радиостанции, иначе дело было бы плохо: самолет с аккумуляторами, питанием, одеждой не смог отыскать группу Белявского из-за сплошной облачности.

Однако все эти заботы и хлопоты были позади. Впереди — фантастическая операция по изъятию у начальника гарнизона схемы обороны.

…«Арап» вместе со своим заместителем «Агрономом» внимательно выслушал «парламентера». Тот назначил встречу фашистскому полковнику на завтра, в офицерском казино. Белявский вручил своему посланнику пятьсот долларов и рекомендовал договориться с полковником для начала оказать им небольшую, но хорошо оплачиваемую услугу, а деньги передать без всякой расписки и прозрачно намекнуть: пятьдесят тысяч долларов в пути.

Прикрыть посланника «Арап» попросил бойцов из организации «Р-3».

Однако полковник в казино не появился. Гестапо также не нагрянуло. Значит, начальник гарнизона ничего не рассказал гестаповцам и готов дальше продолжать торг.

…Поздним вечером посланник Белявского неожиданно появился на вилле фашиста. Часовых, охранявших виллу, тихо сняли. И наш разведчик вошел в кабинет гитлеровца. Для каждого из них план оборонительного района Бескид имел огромную ценность. Для полковника — безбедное будущее после войны где-нибудь в Латинской Америке или в Африке. Для военной разведки — тысячи спасенных жизней советских солдат.

Полковник не выдержал, спросил о деньгах. Но посланник напомнил ему о карателях. Кто может поручиться, что начальник гарнизона опять не поступит так же и в его сейфе не окажется не настоящая карта оборонительных объектов, а фальшивка? Не хотелось бы рисковать.

Вот пятьсот долларов. Посланник отсчитал купюры. Для начала господин полковник даст сведения о своем штабе. Короткую, так сказать, справку. И получит деньги. Если все верно, то пусть не волнуется, пятьдесят тысяч вскоре перекочуют в его сейф. В обмен на фотокопию оборонительного плана, разумеется. Своего рода проверка, но господин полковник сам в прошлый раз помешал взаимопониманию, послав карателей.

Начальник гарнизона кивнул: логично. И стал писать. Вскоре «докладная» полковника была в руках посланника. В эту минуту в дверях появился руководитель подпольной организации «Р-3» «Доктор» и объяснил фашисту, что гестапо вешает на крюк не только полковников, но даже генерал-полковников, узнав об их предательстве. А «докладная», написанная собственноручно начальником гарнизона, не что иное, как отчет советской разведке. Что будет с полковником, попади эта бумага в руки гестапо? Что будет с его семьей в Померании?

Полковник молча открыл сейф, и «Доктор» снял фотокопии.

Уходя, посланник Белявского оставляет пятьсот долларов и предлагает не терять с ними связей в будущем. Называет пароль.

Вскоре «Ира» докладывает в Центр: «Павлову. Получил данные об оборонительной системе… Материал представляет большую ценность. Арап».

Теперь предстояла еще одна операция, не менее трудная и опасная — передать фотокопии советскому командованию.

Снарядили троих: «Адика», бесстрашного бойца, который работал с Белявским в тылу еще в Восточной Польше, был захвачен гестапо, бежал; «Карела», агента группы «Арап» из местных жителей. А третьего, агента «Ежика» порекомендовал руководитель подполья «Доктор».

На бумажках для каждого Белявский написал: «Высылаю план оборонительных укреплений Волаш Межеричи, план обороны городов Мистек и Фридек, план обороны Фронштадта и Чадца, план обороны участка Гуты под Смрком».

Ночью «Адик», «Карел» и «Ежик» покинули базу разведгруппы. Выходили отдельно. У каждого была фотокопия со схемой обороны Бескид. Теперь оставалось только ждать.

Тем временем обострилась старая проблема: сели батареи радиостанции. «Инженер» мотался по округе, ездил даже в Брно, но достать питание не удавалось.

В этот раз помогли подпольщики из «Р-3». «Доктор» привез батарейки. «Ора» тут же стала готовить рацию, а «Ира» занялась сушкой аккумуляторов. И вот уже связь с Центром налажена, и первая радиограмма в руках командира разведгруппы Белявского: «Арапу. В ночь на 26 апреля к вам вернутся десантом партизаны, которых вы направили к нам с планами обороны… Павлов».

Какое же это счастье, получить наконец эту радиограмму. Все трое посланных благополучно дошли и передали в руки командования бесценные документы.

В радиограмме новое задание группе: принять десант и в полном составе следовать в район города Брно.

За операцию в Бескидах военный разведчик Адам Нимищенко будет удостоен ордена Красного Знамени, награды получат разведчицы-радистки — Лида Вербовская и Галина Сущева, а также другие члены разведгруппы.

Чижик, чижик, где ты был?

Капитан криво усмехнулся и в его голосе прозвучало раздражение:

— Так я жду ответа? Кто ты такая?

Еще полчаса назад Людмила Донская, разведчица-радистка готова была броситься на шею этому пехотному капитану. Его рота спасла жизнь ей и жителям деревни Билка Крулевска, что под Львовом. Фашисты согнали их в подвал местной школы и собирались взорвать. Двое суток провели они в ожидании смерти. И когда открылась дверь, и на пороге вырос капитан Красной Армии, Людмиле хотелось кричать от радости и целовать офицера.

Но она молча стояла в толпе местных жителей и ждала. Несколько дней назад радистка Донская пришла сюда из Львова, чтобы в доме польского патриота пана Михала провести очередной сеанс связи и… не успела. Вместе с другими оказалась в темном школьном подвале.

Когда жители разошлись, она нашла капитана. Но разговор не получился. Еще бы, ротный, только что вышедший из боя, освободивший деревню, спасший от гибели людей, хотел одного — ясного, четкого ответа, кто она такая? Имя, фамилия? Как оказалась в деревне? Но девушка твердила свое — ничего сказать не могу, не имею права и требовала доставить ее в штаб фронта. Представьте себе, какая-то пигалица, только что вытащенная им самим из подвала на свет, требует доставки в штаб… Нет, не в штаб батальона, полка, ну в конце концов, дивизии, а фронта.

— А может, тебя прямо в Ставку отправить, в Москву?

Но пигалица упорно гнула свое.

…Вечером следующего дня она уже стояла в кабинете у начальника разведки 1-го Украинского фронта генерала Виноградова. Тот радостно встретил ее.

— Ну «Чижик», вернулась… Молодец!

«Чижик» был ее прежний оперативный псевдоним, еще из прошлой командировки, но генерал не забыл его.

— Ладно, давай, докладывай…

Доложить было много чего. 17 июня 1944 года разведгруппу «Лукашевич» под руководством И. Куриловича выбросили на парашютах в район Львова. Радистке Людмиле Донской (псевдоним «Символ») предстояло обеспечить связь резидентуры с радиоузлом 1-го Украинского фронта. Задачи перед разведчиками стояли сложные — установить состав и численность немецких гарнизонов, расквартированных во Львове, взять под контроль работу железнодорожного узла и характер воинских перевозок, вскрыть систему обороны города.