ЛитЛайф - литературный клуб
Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (2)

                            Екатерина Бердичева

 

                            Помощница судьбы.

 

 

Помощница судьбы (СИ) - _0.jpg

 

 

Книга 1. Начало.

 

Глава первая. Земное воплощение.

С утра у меня было чудесное настроение: солнышко вставало все раньше, световой день был все длиннее. На веточках ивы неотвратимо набухали готовые распуститься почки. Природа праздновала весну. Днем из-под сугробов текли ручьи. Снег оседал и покрывался грязной коркой. Ночью, правда, свои позиции отвоевывал мороз, и тогда оледеневший асфальт превращался в каток, но стоило взойти солнцу и согреть стылый воздух своими лучами, как все опять раскисало, расправляло крылышки и испарялось, растворяясь в пронзительно-яркой синеве.

А сегодня вообще – канун восьмого марта. Значит, надо одеться получше, а не просто белый верх, черный низ, подкрасить бесцветные ресницы и блеклые от возраста губы, и делать вид, что тебе безумно льстят комплименты работающих рядом мужчин. Тоже делающих вид, что считают тебя необыкновенно привлекательной. Я усмехнулась, глядя на себя в большое зеркало в прихожей, надевая сапоги и пальто. Сорок пять лет. Все, что могло случиться и не случилось, осталось позади. Пустой дом без мужа и детей. Делала карьеру, а как же! Да, у меня есть деньги, все-таки работаю в банке, и могу позволить себе то, о чем другие только в глянцевых журналах читают: масочки, пилинг, лифтинг и шопинг. И заграница нам поможет. Одеваюсь, соответственно,  не в китайское барахло. Но: когда-то спортивная фигура оплыла и превратилась в грушевидную. Еще бы, по девять часов на кресле за компьютером сидеть. Потом – короткая перебежка, и – здравствуй, диван и телевизор. Пробовала заводить собаку, чтобы хоть изредка гулять ( говорят, среди собачников мужчинки интересные попадаются), но собака смотрела на меня с таким презрением и высокомерием, да и гадила не на улице, а на паркете в прихожей, так что увы, мы не сошлись характерами и нам пришлось расстаться. Те люди, кому ее отдала, не нарадуются. Носятся с ней, как с ребенком. Удивительно, и чего они в ней нашли, в шавке мелкотравчатой? И я осталась снова одна. Зиму я всегда переношу очень тяжело. В последние годы и солнца не видать: то снег, то дождь. Мордор какой-то. Но наконец–то разъяснилось, и началась веселая и беспечная весна. Я улыбнулась своему отражению. Да,  в нашем коллективе я - уже старушка и не красавица. Но впереди лето! Жаркая и солнечная Испания, жди меня в отпуск!

Я захлопнула дверь и повернула ключ в замке. С улыбкой повернулась к лифту и нажала кнопку. Кто-нибудь из сотрудников, в порядке дежурной обязанности, сегодня преподнесет цветочки. Вот счастье-то!

Двери старого лифта со скрежетом открылись, и я зашла внутрь. Там уже стоял какой-то человек, ехавший сверху вниз. Я буркнула “здрасьте” и повернулась к нему спиной. Никого уже не знаю в своем доме. Чьи-то дети выросли и наплодили своих. Кто-то, и таких большинство, снимают квартиры. Но в ответ раздался низкий и мягкий мужской голос: - Доброе утро, милая барышня! Чудесная погода сегодня, не правда ли?

Я резко развернулась. “Странно”, - промелькнул в голове хвостик ускользающей мысли, ведь когда я входила в лифт, мне показалось, что там стоит маленькая женщина. Но нет. В тусклом свете вечно разбитых плафонов я увидела высокого, худощавого и какого-то смуглого мужчину неопределенных лет. Он спокойно стоял и улыбался мне не только губами, но и черными глазами. Одет он был в черное длинное пальто с широким, черным же шарфом. Руки, на которых сверкал большой и натуральный камень, опирались на трость. На меня он произвел какое-то странное впечатление. Я его не знаю точно. Никогда не видела. Но вместе с тем казалось, что он, как раз- таки, меня знает. И это его слово: барышня… Да я уже, можно сказать, бабушка! Однако, вежливость – это наше все! И я ответила, тоже улыбнувшись: - Да, пришла весна!

Мы доехали до первого этажа, и он, вежливо открыв подъездную дверь, так же вежливо попрощался, приподняв шляпу: - До встречи!

- До свидания… - ошеломленно протянула я ему вслед. Но мне надо было идти на работу, и мысли о странном незнакомце быстро выветрились из головы.

Коллектив сегодня встретил меня предпраздничным возбуждением: от наших девушек за километр пахло парфюмом. Коротенькие юбочки и цокающие каблучки. На глазах – подводка и тени, на мило улыбающихся каждому мужчине губах – блеск или яркая помада. На коготках – новенький маникюр. Прямо шоу “мисс “клиент-банк-Вселенная”! Я прошла на рабочее место и включила компьютер. Пока загружалась программа, оглядела нашу огромную рабочую комнату. На столе у каждой девушки стояло по букету. У кого гвоздики, у кого тюльпаны, где-то благоухала хризантема. Мальчики-менеджеры строили девчонкам глазки. И только на моем столе цветов не было. Я человек очень сдержанный. Но тут стало очень обидно. Многим из них я помогала осваиваться на рабочем месте, неужели у людей настолько короткая память? Или я для них – отработанный материал? Нет смазливой молодой мордашки – значит, не достойна даже дохлого цветочка?

Но вот открыли, как всегда, в девять часов двери банка, и пошли посетители. Я вежливо благодарила за поздравления с наступающим праздником и принимала платежи, переводы, выдавала пенсию и не забывала приятно улыбаться. Голливудская улыбка прилипла к моим щекам, не мешая четкой и быстрой работе. Наступил обеденный перерыв. Начальник отдела созвал к себе в переговорную незанятых сотрудников и сотрудниц, поздравил с наступающим и в заключение сказал: - Теперь о неприятном. Сверху, - он показал пальцем на потолок, - пришло распоряжение сократить двух сотрудников. Сами понимаете, времена сейчас тяжелые, газ дешевеет, цены на бензин растут, акции компаний падают. Короче, по результатам ваших личных дел было принято решение уволить Ильина Максима и Санникову Ирину. Извините, но распоряжения начальства не обсуждаются. Все свободны.

Я стояла, словно облитая холодной водой в лютый мороз. Как же так! Я – лучший ведущий специалист. Максим – это понятно. Любитель выпить и разгильдяй. Но почему я? Сотрудники, опустив головы и обтекая меня со всех сторон, спешили покинуть помещение. Так вот почему на моем столе отсутствовали цветы! Просто все всё знали. Боялись, что букетом кому-нибудь фэйс начищу? Я посмотрела на Аркадия Семеновича. Он подошел ко мне и взял под локоток.

- Ирина Михайловна. Примите мои искренние соболезнования. Но Вы знаете политику нашего руководства: никаких женщин в возрасте. Только хорошенькие юные мордашки, тоненькие пальчики и узкие коленки. Пусть даже со сквозняком в голове. Но любой пришедший, даже дедушка, должен быть удовлетворен не только обслуживанием, но и вообще… удовлетворен.

- Тогда вывеску пора менять. – сказала я. – Вместо ‘банк’ написать ‘бордель’. Дедушки будут довольны.

- Юмористка Вы, Ирина Михайловна. Не переживайте так, уволят Вас по сокращению, двойной оклад Вам гарантирован! Считайте, внеплановый отпуск! – с этими словами наш начальник выпихнул меня из комнаты. И я пошла дорабатывать.

Настроение было резко испорчено. Теперь я не улыбалась дедушкам и бабушкам, а на пожелания хорошего праздника молча кивала головой. Вечером принесли приказ об увольнении под роспись. Вот и порадовалась!

Когда вышла на улицу, солнце тихо сползало к горизонту, но совсем не село. Пахло еще не весной, а ее ожиданием, тем самым, когда закатное небо окрашивается в желто-зеленый цвет на западе и густо-фиолетовый на востоке. Когда оттаявший за день снег под старыми домами благоухает кошками и плесневелой сыростью. И никак не могут угомониться воробьи на старой черемухе, ругаясь и соря содранной корой. Я медленно шла домой, вдыхая стылый воздух и размышляя о том, что летом придется работать без отпуска. Ну, я надеялась, что работу себе в другом каком-нибудь банке подберу, где не так актуальны нежные щечки и голые коленки, а ценится опыт и профессионализм. Я шла и периодически пинала ногами попадающийся на дороге мусор. Все женщины вокруг меня торопились с букетами домой. Одна я была без цветов, но с трудовой книжкой. Быстро они меня выпихнули, даже приказ был задним числом. Я шла и размышляла про свою жизнь. А что в этой жизни-то было? Школа, институт, работа? Отпуска по десять дней летом и десять зимой? Подруги давно замужем, у иных уже внуки. А я все карьеру делала. И чего я добилась? А ничего. И теперь иду по мокрой дороге в пустую квартиру и сама себе жалуюсь на жизнь.

1
{"b":"301142","o":1}
ЛитЛайф оперативно блокирует доступ к незаконным и экстремистским материалам при получении уведомления. Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. ЛитЛайф не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности. Если вы обнаружили незаконные материалы или нарушение авторских прав, то просим вас прислать жалобу.

Для правильной работы сайта используйте только последние версии браузеров: Chrome, Opera, Firefox. В других браузерах работа сайта не гарантируется!

Ваша дата определена как 15 октября 2018, 21:00. Javascript:

Яндекс.Метрика